Краски жизни

    

О судьбе деревенского мальчишки, который однажды потерял семью и обрел новую

НЕПРИМЕТНЫЙ МАЛЬЧИК

«Гаврюша, ко мне!» – так мальчики встречают после просмотренных мультсериалов своего одноклассника, ещё в дверях его толкают из стороны в сторону. Он молчит, сердито смотрит, но отпора не даёт. Зовут его Николаем. И совсем не походит на бычка Гаврюшу, только фамилия почти совпадает – Гаврилов. Сидел за последней партой, ни с кем не общался, учился плохо.

Если приглядеться, то он вполне симпатичный мальчик: невысокого роста, стройный, голубоглазый. Его глазам мог бы позавидовать каждый. Они похожи на цветы незабудки. Жил он недалеко от школы, но опаздывал часто. Учителя ругали, выставляли за дверь. Он никогда не пытался оправдываться. Да и что сказать? Мать с отцом беспробудно пили, скандалили. Нередко ему с младшей сестрёнкой приходилось спать на сеновале или в бане. Отчим нещадно бил мать и его тоже.

НЕ ТРОНЬ НИКОЛЮ!

Однажды, словно в сказке, появился в пустом доме сосед-фронтовик Иван Андреевич. О нём в деревне никто ничего не знал. Жил бобылём. Исправно вёл своё хозяйство, столярничал. Столы, табуретки, грабли и прочее раздавал односельчанам. В солнечные дни сидел у своих ворот на скамейке и наблюдал за всем происходящим на улице. Вдруг раздался громогласный звук, даже непонятно, чей? Это отчим Коли кричал, чтобы наказать пасынка, гнался за ним. Иван Андреевич стеной встал между ними и сказал: «Не тронь Николю!». Мальчику стало так тепло на душе, что есть теперь защитник, который ласково назвал его Николей.


НЕЗАБУДКИ ПО БЕРЕГАМ

Они вместе столярничали, вечером пили травяной чай, иногда Коля оставался ночевать у него. А утром рано вставал, топил печь, варил кашу, заплетал косички сестренке Маше, уводил в детсад. И опаздывал…

Как-то утром классный руководитель услышала за дверью завуча, как громко ругали Колю за неуспеваемость и опоздания. Быстрыми шагами учительница дошла до кабинета, вошла и увидела впервые на «незабудках» – слёзы, как чистые росы. Взяла мальчика за руку и сказала: «Иди, иди в класс». А он остался стоять за дверью и слушал разговор учителей. Завуч на высоких нотах: «Он неуспевающий, лодырь. Мне перед роно надо отчитываться, а Вы?» Классный руководитель в ответ: «Мне важен человек, не отчёт».

Шли дни. Приближался праздник 8 Марта. В 5-м классе писали сочинение о маме. Николя сидел за партой с чистым листом. Учительница незаметно подошла к нему и шёпотом попросила описать маленькую картину, где был изображён ручей, а по берегам росли незабудки. Ему даже самому эта картина понравилась. После уроков воодушевлённо пошёл домой. А дома – картина противоположная. Отчим озверел, выгнал семью на улицу. Николя схватил сестрёнку и побежал к дедуле (так он называл фронтовика). Иван Андреевич детей накормил, уложил спать.


НОВАЯ СЕМЬЯ

В одном из таких пьяных вечерних загулов отчим убил мать. Она истекала кровью. Мальчик выбежал за ворота, дрожал, кричал, что есть мочи: «Помогите!» В домах окна уже не светились, спали. Услышал дедуля голос Николи. Он вызвал скорую, но мать спасти уже не удалось. Отчима арестовали, увезли. С тех пор они не виделись больше. Вскоре приехала сестра матери, взяла сестрёнку на воспитание. А Николя стал жить с дедулей Иваном. Они уже друг к другу привыкли и не могли поступить иначе.

Прошли годы. Николай окончил 9-й класс, затем поступил учиться в Глазовское СПТУ. Он уже механизатор… Его направили на работу в родную деревню, так как там ждал его любимый дедуля. Утром пошёл в контору. Все мужчины курили, дым коромыслом. Не понравился такой приём молодому специалисту. Да и бригадир вёл себя высокомерно, от него тянуло перегаром. Коле достался старый трактор. Бригадир показал поле и дал норму для пахоты.

Начался новый и трудный день. Не успел два круга пропахать, трактор заглох. Пришлось лёжа на спине заняться ремонтом. В это время подошёл бригадир: «Лежишь, загораешь, щенок?!» Николай выбрался из-под трактора, подошёл к бригадиру и спокойно вручил ему огромный гаечный ключ: «На вот, теперь ты загорай». Сам ушёл прочь. На душе скверно. Будто он виноват, что в колхозе сельхозтехника устарела. Шагал вдоль ручья, заметил цветы незабудки. Полюбовался, нарвал небольшой букетик, дошёл до школы. Вечером двери кабинетов ещё открыты, а техничка в дальнем углу коридора моет полы. Незаметно вошёл в класс и поставил букет на учительский стол. Дома ждал его дед. За ужином он как-то тяжело дышал, но улыбаясь, поинтересовался, как день прошёл у Николи. «Нормально, дедуля, давай спать, утром рано вставать», – сказал Коля.

У МЕНЯ ЕСТЬ ОТЕЦ!

Ранним утром он направился в слесарную мастерскую, выточил деталь и пошёл в поле. Трактор, как стоял, в таком виде его и ждал. День удался, но норму выполнять пришлось глубокой ночью.

Вернувшись домой, заметил неладное: ворота настежь открыты, дом пустой. Ночью деда с приступом боли в области сердца увезли в больницу. Николя, словно на коня вскочил, бежал изо всех сил в больницу. Фронтовик был на операционном столе. Коля стоял в коридоре и смотрел, как дед продолжал командовать в бою: «Огонь! Огонь! Вперёд!» Николя всю ночь провёл в коридоре и только плакал, сморкаясь в кулак.

«На вот (это был осколок), береги отца, он долгие годы носил это железо рядом с сердцем. Жить будет твой отец ещё долго. Он удивительно крепким оказался». «О-о-отец, – шёпотом произнёс, – у меня есть отец…»

А операционная сестра обрадовала фронтовика: «Ваш сын молодец. Всю ночь просидел в коридоре не смыкая глаз. Хорошего сына воспитали». «Сынок, сынок! Я знал, что он хорошим человеком будет» — гордо сказал «бывший дедуля».

Два человека, как травинки на ветру, выдержали жизненные невзгоды. Они нашли друг друга, теперь вместе жили душа в душу. Гордый Иван Андреевич, как родной отец, заботился о сыне. Готовил ужин, ждал с работы. Долгими зимними вечерами сидели в тёплом доме с печным отоплением. Отец только Коле одному поведал историю своей жизни. Фронтовик рассказывал о своих друзьях, как в последнем бою его, раненого, спасли.

Казалось, жизнь заиграла яркими красками. Коля работал, он уже не обращал внимания на упрёки бригадира. Главное, дома уют и спокойствие. Каждый раз, вернувшись домой, Николя ещё у ворот бодро приветствовал отца, будто и не устал за день. «Папа, я пришёл, сегодня выполнил норму. Эх, вот только бы трактор новый, пахал бы день и ночь».

Наступил в колхозе праздник окончания посева. Передовикам вручили премии, а Коле – выговор за то, что он не выполнил норму в ту ночь, когда сидел около операционной в больнице.


СНОВА КРАСКИ ЖИЗНИ ПОТУСКНЕЛИ

Вернувшись домой, он увидел на полу бездыханное тело отца. На этот раз спасти фронтовика врачи не смогли. Похоронив отца, Коля хотел уехать куда глаза глядят. «Нет, так нельзя, мне надо быть чаще у отца». Пошёл в колхозную мастерскую, механизаторов там уже не было. Долго возился с металлом Николя, и удалось выточить красную звезду. Затем пошёл на кладбище и на памятник прикрепил её.

Он продолжал работать. Дни были для него пасмурными, хотя и выполнял план. А бригадир, кажется, следил только за каждым шагом. Иногда, измерив площадь пахоты, он умышленно ставил в тетради меньше, чем вспахано. И приписывал другому, так как мама его самогоноварением занималась.

Буря закипела в груди Николая. Вечером он заметил, как к нему вдоль поля приближается его «враг». Он уже не в состоянии был измерять участки пахоты. Потребовал, чтобы Коля за него поработал.

«Нет!» – категорично заявил, глядя прямо в его стеклянные глаза. И тогда бригадир замахнулся на Колю, да мимо – упал камнем в борозду свежей земли. «Тьфу ты!» – громко выругался парень. Потом сел за трактор и повёл его вдоль глубокого оврага, где росли незабудки.

Ф. ПЫХТЕЕВА

258



Похожие записи: