Учитель, учёный и депутат

Программу «Доброе утро, Глазов!» посетил выдающийся гость

В студии глазовского телеканала состоялась запись интервью с удивительным человеком. «Учитель в четвертом поколении» – так говорит о себе Алексей Загребин. Именно он представляет интересы нашей республики на федеральном уровне – в Государственной Думе РФ.

Досье:
Алексей Егорович Загребин

Родился 5 июля 1972, г. Ижевск, Удмуртская АССР, РСФСР.
Российский историк, этнолог, профессор РАН, заслуженный деятель науки Удмуртской Республики, депутат Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации VII созыва.

КТО РАНО ВСТАЁТ

– Наш традиционный вопрос, как начинается Ваше утро и что надо сделать, чтобы оно было добрым?

– Чтобы утро было хорошим, надо лечь спать пораньше. А поскольку у меня довольно своеобразный график работы, я обычно ложусь спать около двух часов ночи.

– Вы – член Комитета Государственной Думы по образованию и науке. С этим связан Ваш продолжительный рабочий день и поздний отход ко сну?

– Наш комитет занимается законотворчеством, через него проходят все инициативы, которые связаны с системой образования Российской Федерации и её наукой. Это и президентские законопроекты, и законопроекты Правительства РФ, и, конечно, Госсовета Удмуртской Республики. Кроме того, всё, что накоплено в портфеле Госдумы и не было рассмотрено за последние 20 лет, – это тоже наша работа. Думаю, я ответил на вопрос, почему мне приходится в такое время ложиться спать.

Игорь Волков, Алексей Загребин, Андрей Пластун

В СТУДЕНТЫ – С ПЕЛЁНОК

– Вернемся в Ваше студенческое прошлое. Каким Вы были студентом?

– У меня студенчество началось одновременно с тем, как я начал ходить. Моя мама – университетский преподаватель. Поэтому я ещё не ходил в детский сад, но уже ходил в университет. А поскольку мама преподавала на факультете романо-германской филологии, то моё обычное состояние – это лингафонный кабинет, большие наушники и звучащая в них иностранная речь. Наверно, поэтому в Комитете по образованию и науке я, в том числе, веду такую отрасль как международное сотрудничество. Это взаимодействие с органами законодательной власти зарубежных стран в области, касающейся системы образования и науки. Один из частных рабочих вопросов – иностранные студенты и их правовое положение в РФ.

– Получается, Вы с малых лет знали, кем Вы хотите быть?

– Да, наверно, это некое предопределение. Ведь я – педагог в четвёртом поколении. Ещё моя прабабушка в 1905 году получила диплом учительницы, окончив Елабужское епархиальное женское училище.

– А дети пойдут ли по Вашим стопам?

– У меня есть дочь, ей 13 лет, и я в тайне надеюсь, что она продолжит мой путь. Пять – красивое число.

КАДРОВЫЙ ВОПРОС

– Сейчас в Удмуртии открываются национальные классы, различные курсы и факультативы, у людей появляется тяга к изучению родного языка. А как обстоят дела с кадрами, которым предстоит развивать это направление?

– Это одна из больших задач, причём не только в Удмуртии, но и в целом в России. Два года назад Госдумой были приняты поправки к закону об образовании в части изучения родных языков народов России и республик, входящих в состав страны. Согласно этому закону государство обязано обеспечить наши языковые образовательные возможности, соответственно, должна быть кадровая база. И вот над этой базой надо работать.

Не секрет, что долгое время мы недостаточно внимания уделяли развитию национального образования. Вспомните, много ли было в советское время классов с национальным уклоном? Я пошёл в школу в Ижевске в 1979 году, и ни одного класса с изучением родного языка тогда в городе не было! То есть можно сказать, что это не проблема сегодняшнего дня, она имеет очень давнюю историю. Если мы хотим сохранить родную речь, наши традиции, наши корни, мы должны обеспечить в том числе и кадровую составляющую преподавания.

– Интересно, а Вы сами владеете удмуртским языком?

– А я уже частично ответил на этот вопрос. Были ли у меня условия для изучения языка в советское время? Конечно же, нет. Я окончил школу с английским уклоном. И поэтому так получилось, что по-английски говорю лучше, чем по-удмуртски. Когда я поступил на исторический факультет, записался на курсы удмуртского языка, потом засел за учебники и, естественно, овладел им. Но это – выученный язык, я обучался ему уже в зрелом возрасте. Конечно же, спасали выезды на каникулы к бабушке в деревню… Сейчас я не могу сказать, что всё время думаю по-удмуртски, но я стараюсь.

ВНУТРЕННИЙ ТУРИЗМ

– Раньше все до одного пытались выехать на отдых за границу, а сейчас популярность набирает внутренний туризм. Какие перспективы у этнотуризма в Удмуртии? Можно ли, на Ваш взгляд, привлечь сюда путешественников?

– Я считаю, что это нужно сделать. Почти 10 лет я работал директором Удмуртского института истории, языка и литературы Уральского отделения РАН. На протяжении этих лет был организатором археологических раскопок на севере Удмуртии. Иднакар – довольно известное в Удмуртии место. При этом далеко не каждый знает, что это эталонный памятник Средневековья. По масштабу и богатству своих материалов он сопоставим с выдающимися археологическими произведениями Восточной и Центральной Европы. Конечно, для развития подобных памятников необходима сильная государственная воля и серьезный инвестор. Если все обстоятельства сложатся, этнотуризм в Удмуртии будет процветать.

Карина Клейман