Феня

Старая Дизьминская школа    

Рассказ глазовчанки о нелегких послевоенных детстве и юности

Окончание, начало чиатйте здесь: https://glazovlife.ru/?p=55593

СКРИП ПОЛОВИЦ ПОД ПРОТЕЗОМ

В 1953 году в Ярской школе классов-параллелей получилось много, в старом здании места не хватало. Начали закладывать пристрой. Детей из деревни Яр отправили учиться на два года в Дизьминскую семилетку. И вот Феня со всеми подростками шагает пять километров через поле, через деревню Гущино, далее через маленький переезд.

Ярская средняя школа, выпускной, 1958 г.

В школе сразу же заметила учителей-фронтовиков, подобных брату. Каждый раз, когда шёл по коридору и входил в класс учитель географии Копысов А.А., под его протезами скрипели половицы. Фенина душа замирала от страха и жалости. Скрипели половицы и под протезами учителя истории Загребина. Помнится, что они выходили во двор школы покурить и о чём-то долго разговаривали. А вот о чём, Феня не знала, но догадывалась – о войне. На уроках географии всегда стояла тишина. Копысов А.А. не любили тянуть время. Знает ученик, отвечает у доски хорошо – 5, а не знает – 2. Часами мог рассказывать про различные места и показывать их на карте. Дети вместе с ним мысленно оказывались то на Северном полюсе, то на Камчатке, то на Байкале.

Через много лет Фене довелось побывать на великом озере и прокатиться по нему на катере. Любуясь красотами этого чудесного края, вспомнила Феня и своего учителя. Только вот когда садилась на катер, случайно услышала за спиной немецкую речь и чуть ли не вслух выругалась: «И тут эти чёртовы немцы!». А оглянувшись, увидела двух вполне приятных дам пожилого возраста, они, поддерживая друг друга, садились на катер.


НОЧНАЯ НЯНЯ

Но вернёмся в прошлое. Была весна, Феня училась в Дизьминской школе. На улице беседовали три учителя. Среди них был и брат. К тому времени Владимир устроился в школу заведующим хозяйством. Он окликнул сестричку: «Сегодня не ходи домой в деревню. Переночуешь у меня». Это были худшие ночи. Владимир жил с семьёй в посёлке Лесобаза. Вместе с женой работали на заводе «Сахартрест».

Каждый раз, когда они вдвоём уходили на ночную смену, Феню оставляли водиться с тремя малышами. Жили они в маленькой комнатушке барака. Клопы и тараканы покоя не давали. Дети спали на полу и плакали каждый раз, когда их кусали насекомые. Ночью Фене приходилось выбегать на улицу, рвать крапиву и разбрасывать вокруг постели. На короткое время устанавливалась тишина, и можно было вздремнуть. На следующий день снова в школу. Не успев переступить порог, встретила учителя географии. Он как-то жёстко спросил: «Феня, что с тобой? Синяки под глазами, вялая. Снова ночевала у брата?» Она молчала, потупив голову, но понимала, что он поговорит с братом и не оставит этого так. Вскоре для малышей нашли няньку и сестричку больше не беспокоили.


СВОЯ БЕРЕЗКА

В 1954 году школа стала восьмилетней. В сентябре прибыли молодые учителя. Феня училась в 7 классе. Учительница математики Зоя Семёновна вышла замуж за Владимира Овчинникова. Вожатая Лидия Андреевна – постоянно весёлая, с ямочками на щёках – тоже вышла замуж за бывшего ученика этой школы. Биолог Юрий Моисеевич, всегда стеснительный и скромный, больше находился на опытном участке. Не забыть, как однажды привезли берёзовые саженцы. Он собрал всех учеников и повёл на посадку вокруг территории школы. Феня вместе с подругой Тоней посадили свою берёзку у окна учительской. Подошёл учитель к Тоне, повёл ладонью по её светлым шелковистым волосам и сказал: «Запомни, где твоя берёзка вырастет. Ты и сама, как эта берёзка, стройная, красивая».

Феня не обиделась, она почувствовала, что неравнодушен молодой учитель к Тоне. Да и подруга, действительно, была хороша, внешне отличалась от всех одноклассниц. Пальто, платья, ботинки – всё из Москвы, тогда как Феня ходила, не снимая фуфайку. Но она не завидовала и ни на что не претендовала, так как знала, что мать Тони – депутат Верховного Совета СССР. Только вот успешной в учёбе эта девочка не была, да и девочки в классе к ней относились иначе. Может, поэтому Феня жалела её.

В 1955 году всех ребят из деревни Яр вернули в Ярскую среднюю школу. Снова пришлось ползать под вагонами. Через какое-то время построили переходный мост на станции Яр, но он казался непрочным. Через дощатые щели и ступеньки было страшно смотреть вниз, особенно, если мчался поезд.

Фина с подругой, самая «шикарная» мода в 50-е, всё новое


ВЫБОР СДЕЛАН

Шли годы. Феня училась, летом работала. В колхоз приехал работать агрономом Баранов Валентин Семёнович. Он едва передвигался при помощи костылей. Да что же такое? Всюду инвалиды: то без рук, то без ног, то с изуродованным лицом. Не то чтобы здоровых мужчин, в некоторых семьях их и вовсе не было: погиб, пропал без вести. Нет в деревне мужиков. Костьми легли, защищая Родину.

Баранов работал с колхозниками наравне. Казалось, что ему дела не было до своего здоровья. Да разве ж можно таскаться целый день по полям, а вечером в конторе зализывать свои раны?! Не могла смотреть на это Феня и решила, что непременно станет агрономом. Но со временем поняла, что не воплотить ей задумку в жизнь, с математикой у неё не складывалось.

С будущей профессией она определилась, когда появилась новая учительница по литературе Анжелика Михайловна Заостровская. Её голос, манера общения, интересные уроки всецело поглотили Феню, да и сочинения девочки от работ одноклассников отличались содержательностью. Твёрдо решила, что будет поступать в Глазовский пединститут.

Фина – студентка Глазовского пединститута, 2 курс


ДОМОЙ НА КРЫШЕ ПОЕЗДА

Успешно закончив среднюю школу, с большим желанием поступила в пединститут. Началась учёба. В выходные дни хотелось домой. Стипендии едва хватало на месяц. Мальчики-ремесленники научили её ездить на крыше поезда. Пока паровоз набирал скорость, они успевали вскарабкиваться по поручням на крышу последнего вагона, потом на ходу перебегали с одного вагона на другой и так до головы товарного состава. Ложились и ехали спокойно, так как их уже не мотало из стороны в сторону. Доехав до станции Яр, спрыгивали одним духом, чтобы не увидели милиционеры. Затем Феня пробегала за несколько минут один километр до деревни и сразу на Чепцу отмывать сажу с рук, ног, лица. Сестра Миля грозила: «Не езди так, пожалуюсь матери». Но таким образом она ездить не перестала, пока историко-филологический факультет не перевели в Ижевский пединститут. Теперь Феня приезжала домой только на летние каникулы.

Летом снова работа в колхозе. Однажды, возвращаясь с сенокоса, встретила Баранова. Он уже работал председателем колхоза «Россия». Заметил Фенины руки в бинтах и сказал: «С завтрашнего дня будешь собирать зерновые культуры для экспонатов, будем отправлять в Москву на ВДНX». Феня обомлела: «Что вы, я не справлюсь!» Но эта кропотливая работа позднее ей даже понравилась. Вместе с двумя подругами ходила по полям, собирала лучшие сорта ржи, пшеницы, ячменя. Складывали аккуратно в снопы, обвязывали красной лентой. Как они там выглядели в Москве, увидеть не довелось. Однажды приехал фотокорреспондент газеты «Сельская правда» и сфотографировал их вместе со снопами. У Феня сохранились эти фотографии.


ЖИЗНЬ В ЯРКИХ КРАСКАХ

В 1963 году окончила институт и волею судьбы снова оказалась в Дизьминской школе. Молодая, без особого опыта, она с душой взялась за работу. Директор школы Зоя Николаевна Алексеева старалась помогать. Здание старой школы, как памятник тех суровых лет, напоминал ей учителей-фронтовиков. Казалось, что по коридору всё так же скрипят протезы. Годы, годы… Самые трудные, никогда не стираются из памяти.

В 1973 году построили типовую Дизьминскую среднюю школу. Фене казалось, что лучше ничего быть не может. Класс её светлый, дети самые лучшие, родители с пониманием относились к ней, ведь они — её бывшие ученики. И каждый раз, когда тема уроков литературы была посвящена Великой Отечественной войне, память возвращала её в детство. Теперь она точно знала, что дети ждут конца урока по разным причинам, но никак не от голода, когда начинает кружиться голова, и тошнота подступает к горлу.

Открытый урок
Члены кружка юных корреспондентов

Ещё недавно во дворе школы стоял учительский дом барачного типа. Здесь раньше жили учителя-фронтовики. На чердаке находились их изношенные протезы. Как-то раз ребята достали их и стали пугать малышей. Фене пришлось поведать им историю их происхождения и назначения.

Прошло много лет. Жизнь изменилась. Дом снесли, на его месте построили прекрасный детский сад. Счастливые малыши растут и учатся в лучших условиях. Ученики тоже другие, они раскованные, умные, любознательные. У них есть всё необходимое для успешной учёбы. На все свои вопросы они находят ответы на просторах интернета. На старости лет Феня тоже частично приобщилась к этому достижению прогресса. А однажды спросила внука: «Что бы тебе хотелось на данное время?» Он ответил: «Хороший телефон, а тебе, бабушка?» – «А мне цветные карандаши, чтобы я могла рисовать нашу жизнь только в ярких красках…».

Фина ПЫХТЕЕВА

324



Похожие записи: