Белый храм на холме

Свято-Троицкая церковь в селе Юкаменском, начало ХХ века    

История восстания 1930 года в селе Юкаменском

ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ

На северо-западе Удмуртии – там, где сходятся реки Лекма и Юкаменка, лежит большое старинное село Юкаменское. Основано оно было еще в конце далекого XVIII века – свыше двухсот лет назад.

С давних лет в лесном краю по берегам рек Лекмы, Лемы, Убыти селились в починках и деревнях русские и удмурты, бесермяне и татары. Неподалёку от речки Ю поселенцы обнаружили большие залежи годного к обработке камня. Поэтому люди назвали свое поселение Ю-Каменским. Позднее из тех камней высекали мельничные жернова, клали очаги и печи для бань, топившихся по-чёрному.

Со временем большинство местных инородцев переходит в христианскую веру. Все они были приписаны к приходу села Укан. Однако юкаменцам, для того чтобы добраться до Уканской церкви, приходилось преодолевать по бездорожью по 70-80 верст. Поэтому в 1775 году выборные от крестьян Юмской волости Глазовского уезда обращаются в Вятку с прошением о постройке у себя новой церкви.

В 1776-м юмским прихожанам дается разрешение возвести свой храм в «казенном селении при речке Солшурке». Однако отведенный участок оказался непригодным к жительству: «Речка малая, да и та вымерзает, а ключей на горе и под горой поблизости не имеется». Поэтому в 1793 году прихожане возводят деревянную Богоявленскую церковь на другом месте – «на каменном заделье, лежащее между реками, называемыми Лякмой и Ю». Новое село стало именоваться Ю-Каменским-Богоявленским.

Спустя три десятка лет в селе Юкаменском в 1824 году начинают строить каменную церковь. Главный престол в храме был освящен в 1834 году во имя Святой Живоначальной Троицы. Первая деревянная церковь в 1837-м была пожертвована юкаменцами в новое село Святогорское, ныне Красногорское.

В то время Юкаменское состояло всего из 10 домов, в которых проживал причт храма. В престольные праздники у стен Троицкого храма проходили ярмарки. Но теплый храм был мал и тесен и едва мог вместить 200 человек. В поминальные дни, церковные праздники и ярмарки церковь заполнялась до крайней тесноты. Поэтому в селе принимают решение о перестройке церкви. В 1906-1908 годы к храму были пристроены два новых придела, и фактически сложена новая колокольня.

Величественная белоснежная Троицкая церковь стояла на холме в центре села, а ее трехъярусная колокольня возвышалась примерно на 50 метров. Храм окружала двухметровая решетчатая ограда на кирпичном фундаменте.


ВРЕМЯ БОГОБОРЦЕВ И КОЛХОЗОВ

В 1929 году в СССР начинается кампания по ускоренному созданию коллективных хозяйств на селе. В Удмуртии коллективизация проводилась ускоренными темпами. Все селения Юкаменского района были объединены в один огромный колхоз. Но вскоре власти опомнились и решили создавать колхозы отдельно по деревням.

Одновременно в деревнях Северной Удмуртии раскулачивали всех, кто имел мельницу, маслобойку, когда-нибудь нанимал батраков или кто хорошо зарабатывал своим мастерством – портные, сапожники, плотники. У раскулаченных изымались дома, скот, постройки и почти все имущество – вплоть до чашек и чугунков. Зачастую всю семью вместе с детьми высылали в дальние районы, в Сибирь или на Север.

Тогда же в Юкаменском начались показательные суды над священником Троицкой церкви Федором Тукмачевым и диаконом Иоанном Яшиным. Их обвинили «в незаконном финансовом разделе» с собственными сыновьями. «Дела эти были абсурдные и немыслимо несправедливые. Они закончились арестом и заключением в Глазовский исправдом отцов и детей, конфискацией их домов с пристройками.

В том же 1929 г., спасаясь от надвигающихся со всех сторон налогов, самообложений, разных разверсток и раскладок, ушли из причта диакон-псаломщик Андрей Лекомцев и псаломщик Яков Кононов».

В начале 1930 года настоятель Троицкого храма протоиерей Ясницкий был вынужден покинуть село. При этом у священника под предлогом неуплаченных налогов было описано и изъято все его имущество. В итоге отец Алексий остался даже без верхней одежды и был вынужден добирался до Глазова в «сильные морозы на розвальнях, в одном стяженном подряснике, в шубе ямщика».

Протоиерей Алексей Ясницкий, настоятель Свято-Троицкого храма

ЦЕРКОВЬ – ПОД КЛУБ!

После того как причт Свято-Троицкой церкви был фактически ограблен властями и изгнан из Юкаменского, наступает очередь и самого храма. По всему району власти проводят подворные обходы, «бедняцкие» и общие собрания, посвященные вопросу закрытия местного храма. Согласно протоколам, в те дни из 4 034 прихожан 3 087 голосуют за отказ от церкви.

9 января 1930 года на заседании Президиума Юкаменского исполкома было решено Троицкую церковь закрыть. 1 февраля Президиум ВЦИК Вотской автономной области это постановление утверждает.

Троицкий храм был закрыт и передан под «культурное учреждение». Вскоре в его просторном здании были убраны все иконы, иконостасы, алтари и размещен народный дом, т.е. клуб. В здании церкви построили сцену и разместили радиоустановку, пионерский и военный уголки, уголок безбожника, библиотеку и избу-читальню. В День работницы здесь проходит праздничное мероприятие, на котором вынесли решение о переименовании церкви в Клуб имени 8 Марта.

В марте 1930-го прихожане храма решают обратиться с жалобой в Москву на имя председателя ВЦИК Михаила Калинина. В своем заявлении они попросили всесоюзного старосту «сделать распоряжение об открытии церкви нашего села Юкаменского, так как церковь наша была закрыта в первых числах февраля месяца сего 1930 года, для совершения в ней церковно-православных обрядов».

Крестьяне-удмурты на ярмарке в селе Караул Глазовского уезда, 1913 год, фото К. Щенникова


БЕЙ ПАРАЗИТОВ!

Даже в эпоху повальной атеистической пропаганды население Удмуртии не собиралось отказываться от давних народных обычаев. 29 марта 1930 года, в день Вселенской родительской субботы, в Юкаменское съезжаются крестьяне из близлежащих деревень.

В этот церковный праздник во всех православных храмах идет служба по поминовению ушедших из жизни христиан. В селе находились несколько старинных кладбищ. Поэтому, по словам старожилов, в Юкаменском приехавших на поминки было очень много, все дороги были уставлены телегами. Однако в тот день люди, собравшись в селе, вдруг оказались перед закрытыми дверьми храма.

К тому времени ситуация в селах Северной Удмуртии и без того была сильно накалена насильственным загоном местных крестьян в колхозы, непомерно высокими налогами и гонениями на православную веру. Изъятый храм и невозможность почтить традиционным богослужением своих предков возмутили крестьян до глубины души. Что и привело к яростной вспышке народного гнева.

С криком «Ура!» толпа из 500-600 удмуртов и бесермян, состоящая в основном из женщин, ворвалась в церковь. С криком требуя открыть храм, крестьянки бросились громить размещённый в нем клуб. Висевшие на стенах антирелигиозные плакаты были порваны и выброшены, скамьи разломаны и вынесены из церкви.

Согласно материалам следственного дела, «толпа под крики «Бей коммунистов и всех паразитов, советских работников, избивайте их, души антихристов!» — смяла и избила до потери сознания постового милиционера, вступившегося за милиционера бригадира и, ворвавшись в помещение клуба (церкви), нанесла побои библиотекарше и секретарю комсомольского райкома, пытавшихся успокоить волнение».

По рассказам очевидцев, на беспорядки быстро среагировал старший бригады обкома Ершов. Он сумел собрать всех коммунистов, комсомольцев и руководящих работников, организовал из них дружину. Крестьяне, помимо возврата церкви, потребовали у властей немедленно вернуть изъятое у них в ходе раскулачивания имущество. «Ершов в течение 4-х часов настойчиво разъяснял собравшимся задачи партии по коллективизации и разоблачал гнусную роль организаторов мятежа, несмотря на угрозы, оскорбления и даже удары камнями».

По словам одного из участников событий Василия Мельникова, по тревоге были подняты комсомольцы и члены содействия милиции. Школьники с песнями строем пришли на площадь. Это шествие отвлекло от происходящих событий. В итоге прибывшие на место происшествия работники Еросисполкома совместно с беднотой беспорядок ликвидировали. При разгоне толпы прозвучало несколько выстрелов. В стрельбе тут же обвинили кулаков и «лишенцев». Стреляли, скорее всего, из револьвера, отобранного у милиционера Бекмеметьева. К счастью, обошлось без убитых и раненых. Были арестованы 12 человек.

Антирелигиозный плакат 1920-30-х годов

Глеб КОЧИН
Окончание следует.


Еще больше статей об истории Глазова читайте здесь: https://glazovlife.ru/?cat=58

180



Похожие записи: