Петербургский дневник: история большой любви

    

Вторая часть студенческих заметок из культурной столицы не столько о путешествии, сколько о возможности жить в Северной столице

ДО РАЗВОДА МОСТОВ 30 МИНУТ

Поезд из горного парка затормозил со скрипом где-то в 1:50 ночи. Мосты разводят в 2:20. У нас с подругой было 10 минут, чтобы прошмыгнуть с сумкой через Ладожский вокзал, вызвать такси и понять, что есть два выхода – верхний и нижний. Очень не вовремя!

– Я понятия не имею, где мы. Тут парковка, но машин и людей в округе нет. Да, мы только вышли из здания вокзала, оно позади, – я пытался объяснить таксисту, где нас примерно искать.

– Вы, наверное, вышли на нижнем. Весь народ обычно выходит через верх. Сейчас подъеду.

Моя спутница уже представила, как мы заваливаемся в ближайшую круглосуточную столовую, заказываем по чаю и засыпаем на рюкзаках. А дальше нас принимают за бездомных и гонят прочь. И придется шастать по городу до тех пор, пока груда бетона и стали не воссоединится над Невой.

Таксист был нашей последней надеждой на сон в теплой постели. Я держал его на связи до тех пор, пока машина не остановилась около нас. Еще пару минут – и мы мчимся по Заневскому проспекту. Еще немного – и под колесами мост Александра Невского. Приехали.


И РАД БЫ ДОМОЙ, ДА МОСТЫ РАЗВЕЛИ

«Товарищ сержант» группы «Кафе» – песня про подобный случай. Лирический герой застревает далеко от дома из-за развода мостов и натыкается на милицейский патруль. У нас обошлось без мигалок, потому что повода не было. Но романтизировать утреннее зарево или блеск реки не было никакого желания. Хотелось только спать.

Этой проблеме посвящают песни, анекдоты, но не варианты решений. Объезд по платной дороге не в счет: это дорого и долго. Странно, что в городе, где давно прорыты тоннели метро, невозможно перебраться через реку до утра. Так и запишем: «Если жить в Петербурге, то без друзей за мостом».

– Про метро не совсем ясно, оно не работает по ночам? – спросит кто-нибудь из вас.

Да! У каждой станции свой график. Но во время развода мостов, когда мы вышли с вокзала, уже все закрыты. Остается ждать до пяти утра. И через это ожидание мы тоже проходили.


БАНДИТСКИЙ ПЕТЕРБУРГ

Когда мы собрались в Карелию, нам пришлось вставать в 4 утра, чтобы успеть на утренний поезд. Мы стояли около станции метро и выжидали до 5:40. Стояли не одни, там были все – от мала до велика, от местного до туриста.

Незадолго до открытия к людям начал подходить паренек, просил закурить. Никто ему с этим не помог. Как вдруг к нему подошла пара подростков, грозясь «позвать братиков домой». Паренек был на нервах, из-за чего подскакивал и тянул, будто смаковал, нехорошее слово, созвучное с «блюдом». Быть грубее, видно, боялся. Словесная перепалка накалялась, но в рукопашный бой не переходила. Вскоре это всем наскучило. И даже повышенный тон не впечатлял, а раздражал.

– Да замолчите уже, надоели, елки-палки! – крикнула мирного вида старушка, подойдя к ним вплотную. В ожидающей толпе пронеслись смешки. А молодые любители разборок скрылись из виду.

На улицах Петербурга можно найти много талантливых людей: музыкантов, певцов, художников. И я подумал, может, те парни были актерами. А что, представление неплохое, и с публикой взаимодействуют – огонька просят. Кульминация только смазана.

А вообще, чувствуется, что Петербург – криминальный город. Выйдите вечером, хотя бы после восьми, с Адмиралтейской станции метро. Вы окажетесь в Кирпичном переулке. Казалось бы, центр: до Эрмитажа и Исаакиевского собора рукой подать. Но происходящее не вяжется с этим. Двое мужчин навалились на стену и травят легкие, подозрительно оглядываясь по сторонам. Три массивные дамы угрожающе шагают и расталкивают, если потребуется, всех на пути. А кто-то и тебя разглядывает. И все это в дополнение к утренней разборке.

Однако нет ощущения, что тебе это угрожает. Не ввязываешься в истории – не тронут. В Ижевске моменты сжатия всех частей тела более вероятны, чем там. Такая вот противоречивость.

СОТРУДНИКИ МЕТРО

Санкт-Петербург, как известно, один из туристических центров. И свой отпечаток это оставляет: летом прохожих в разы больше, потому что жители разных субъектов наплывают в город. Думал, местные к этому уже привыкли: иногородние резко останавливаются и фотографируют что-нибудь, по сто раз сверяются с картой и немного подтормаживают в метро. И если на первые два пункта все реагируют нормально, то последний – больная тема.

Никогда я еще не общался с такими кассирами. Ты только приехал и пытаешься спросить про особенности проездных тарифов, а тебя подгоняют, шлют в другой конец зала, чтобы ты высматривал подробности на табличке среди мелькающих голов, либо быстро отбивают тебе стандарт. Хотя видно, что тебе светит студенческая скидка. На контакт идут плохо. Шутили, что стекло в таких кассах защищает не их от нас, а нас от них.


СТАРИК–ПЕТЕРБУРГ

Грубые люди есть везде. На три хамовитых сотрудницы метро приходится по одной вежливой и готовой помочь кассирше вокзала – наша статистика. На каждый разводной мост по одному таксисту, который вас успеет довести. И так далее…

Но есть фактор, который перебьет все недостатки – вы хорошо себя чувствуете в городе. У нас так и вышло. Петербург – далеко не идеальное место, в котором ради бытового комфорта придется идти на компромиссы с городской инфраструктурой. Стоит оно того? Для кого-то – да. Например, для нас, побывавших там летом. Теперь интересно глянуть на него зимой.


Никита ЛУКИН

71



Похожие записи: