Мы простимся на мосту…

Временный мост через Чепцу, 1930-е годы    

История деревянного моста через Чепцу в Глазове

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ПУТЕЙ И ДОРОГ

Больше трех веков стоит Глазов на высоком крутом берегу реки Чепцы. Когда-то на месте города находился речной перевоз. По нему через реку переправлялись идущие по Кайскому тракту обозы богатых купцов Строгановых с солью и другим товаром. К середине XVII века на Чепецкой переправе возникает небольшая деревня из 12-ти дворов, которая со временем войдет в историю под именем Глазово.

Век спустя здесь появляется православный приход, и деревня становится селом. В 1780 году, по Сенатскому указу императрицы Всероссийской Екатерины II, большое удмуртское село Глазовское становится центром одного из уездов Вятского наместничества и получает статус уездного города.

В Глазове у речной переправы сходились вместе местные сухопутные пути и дороги. В город свозился весь скупленный купцами в Чепецком краю товар – хлеб, лес, пушнина, кожа, мед, воск, полотно. Затем тяжело нагруженные караваны отправлялись по реке и Сибирскому тракту в Казань, Астрахань, Нижний Новгород и Архангельск.

Праздник покровителей лошадей Флора и Лавра на Чепце, позади стоит мост-времянка. Фото П. Молчанова


МОСТЫ-ВРЕМЯНКИ НА ЧЕПЦЕ

Переправа людей и обозов через Чепцу в Глазове проходила с помощью лодок и небольшого парома. А вот какого-либо моста на Глазовском перевозе не было очень долго. Только к началу ХХ века в городе, недалеко от паромной переправы, на Чепце каждую весну начинают ставить хлипкий временный мост.

Обычно он представлял собой сколоченные на живую нитку или просто наспех связанные бревна. Осенью летний мост приходилось разбирать и складывать бревна от него на берегу реки. Если же такая переправа оставалось на реке зимой, то весной ее без остатка сокрушали ледоход и бурное половодье. При этом необходимость из года в год устанавливать, ремонтировать и разбирать мост-времянку оборачивалась немалыми убытками и расходами для глазовского уездного земства.

Паромная переправа на реке Чепце, 1910-1914 гг., фото П. Молчанова

После победы большевиков в 1917 году и окончания Гражданской войны за разрешение ежегодных проблем с речной переправой в Глазове берутся новые власти города и уезда. В 1923 году, согласно протоколам Глазовского уездного исполнительного комитета, расход на сборку временного деревянного моста длиной 181 метр и шириной более 5 метров составил 151 полновесный советский рубль. Охрана такого моста в течение четырех месяцев стоила городскому бюджету 32 рубля, а его разборка – 41 рубль. Правда, ремонт и содержание паромной переправы через Чепцу обошлись еще дороже – в 284 рубля 51 копейку.


МОСТУ – БЫТЬ!

Разговоры о возведении на реке более надежного и долговечного моста становятся громче и настойчивее осенью 1934 года. На собраниях, созванных в связи с избирательной кампанией в местные советы, многие жители Глазовского района задают властям вопрос: почему до сего времени городской совет не подумал о постройке постоянного моста через Чепцу? Другие избиратели уже не спрашивали, а требовали добиться того, чтобы через реку был постоянный мост, а также устроить в ближайшее время более удобный подъезд к реке.

Такие запросы жителей сел и деревень объяснялись тем, что Чепца разделила территорию Северной Удмуртии на две части. Необходимость все время переправляться и возить грузы с берега на берег сильно мешала хозяйственной жизни селян и, по словам колхозников, приносила им «убытков ежегодно два раза, т.к. деятельность района наполовину заречная». А во время весеннего половодья северные деревни оказывались фактически отрезанными от Глазова и Удмуртии.

И наказ избирателей не остался незамеченным. Уже 19 ноября 1934 года члены Президиума районного исполкома на своем заседании слушали «информацию изыскательской партии по строительству постоянного моста через реку Чепцу».

В итоге было принято решение: «Мост построить на каменных устоях. Тип моста утвердить «Форма Гау» с нижним проездом. Место для постройки моста определить против Первомайской улицы».

Такая система строительства мостов была разработана еще в середине XIX века американским инженером и изобретателем Уильямом Гау. Согласно ей, мостовой пролёт являлся деревянной фермой с раскосами, стянутой поперечными железными стержнями. Мосты системы Гау оказались очень надежными и прочными, благодаря чему эта система успешно применяется и в наши дни.

Паром и строящийся мост через Чепцу, 1937 год


СИЛА ПЕЧАТНОГО СЛОВА

Но, как известно, обещать – не значит жениться. Наступил 1935 год, миновали зима и весна, началось жаркое лето, а дело по постройке моста по-прежнему не трогалось с места. Скорее всего, на такое непростое и затратное предприятие в районной казне попросту не хватило средств.

И тогда 27 июня 1935 года в газете «Удмурт Коммуна» появляется сердитая заметка на удмуртском языке под названием «Забытый горсоветом мост»: «Мимо Глазова течет река Чепца. Через нее каждый год горсовет строит мост. Весной половодье сносит этот мост. И нынче мост был снесен. А горсовет и не думает построить новый мост.

Скоро начнется уборка урожая и сдача его государству. По этому мосту хлеб везут из Карсовайского, Понинского и других районов. Кроме того, по нему приезжают на базар колхозники и единоличники. А моста все нет. Заречные районы отрезаны от Глазова. Думает ли Глазовский горсовет ремонтировать мост? Наговицын».

Возможно, что автором заметки стал один из членов президиума Глазовского райисполкома, решивший таким образом обратить внимание вышестоящего начальства на проблему с мостом.

Ответ властей республики последовал незамедлительно. Сразу же, 27 июня, председатель Центрального исполнительного комитета Удмуртской АССР Григорий Иванов направляет телеграмму в Глазовский райисполком с поручением срочно начать строительство моста. В тот же день редакция газеты «Удмурт Коммуна» высылает в Бюро жалоб ЦИК УАССР распоряжение о проведении незамедлительного, до 7 июля, расследования по поводу письма из Глазова, информирования газеты о правдивости изложенного и принятых мерах.

Спустя два дня новая, посвященная той же теме заметка «Мост должен быть построен» появляется в другой республиканской газете «Ижевская правда». По ее поводу председатель ЦИК Иванов шлет в адрес Глазовского горсовета и Понинского районного исполкома еще одну телеграмму с предписанием о «немедленной постройке моста через реку Чепцу».

На Чепце, 1937 год

НАЧАЛО СТРОЙКИ НА ЧЕПЦЕ

В Глазове и районе начинается подготовка к возведению нового моста. 8 месяцев спустя, 10 апреля 1936 года президиум Глазовского районного исполкома на заседании заслушал доклад по поводу «развертывания работ строительства моста через реку Чепцу у города Глазова по тракту Глазов – Карсовай». И, как оказалось, с будущей стройкой далеко не все обстояло благополучно.

Выяснилось, что Наркомат финансов республики до сих пор не отпустил выделенные средства, без чего не могли начаться подготовительные работы и сама стройка. Кроме того, под сваи для моста требовались бревна из сосны. Сосновых же лесов в Глазовском районе не имелось, а Понинский район, Дебёсский и Зуринский леспромхозы помочь с необходимым количеством лесоматериала не смогли.

Поэтому в райисполкоме решили срочно просить помощи у Совета народных комиссаров Удмуртской АССР, а также обязать Глазовское отделение Сельхозснаба обеспечить работы необходимыми материалами и инструментами.

Инженерно-технический состав строительства моста в Глазове, 1936-1938 гг., из архива Владимира Юдина

Несмотря на все проблемы, в том же апреле строительные работы на Чепце все-таки начались. Согласно плану, мост должен был быть готов через год – к апрелю 1937-го. Руководили стройкой производитель работ инженер В.Н. Бабушкин, мостовой мастер П.К. Волков и десятник Ф.И. Главатских. 16 июля прораб Бабушкин отчитался перед Президиумом райисполкома о проделанной работе за три месяца:

«1. Свайные работы выполнены на 47 % (218 свай).

2. Земляные работы на 20 % (7 600 м3).

3. Плотничные работы по пролетному строению не начаты.

4. Запас лесоматериалов при нормальной работе не более как на месяц.

5. Колхозы Сыпычевского и Омутнинского сельсоветов систематически не посылают рабсилу, чем срывают план строительства моста».

В ответ райисполком постановил обязать председателей колхозов выделить постоянные бригады для стройки, улучшить бытовые условия рабочих и культурное обслуживание, а также «просить Совнарком воздействовать о посылке паровой бабы на строительство Чепецкого моста».

Спустя несколько месяцев после начала стройки, как можно видеть на фотографии в номере газеты «Ижевская правда» от 2 ноября 1936-го, на месте будущего моста выстраивается целый частокол свай, вбитых в речное дно между берегами Чепцы.

Строительство моста на Чепце, «Ижевская правда», 2 ноября 1936 г.


ВСЕ ИДЕТ НЕ ПО ПЛАНУ

Весной 1937 года работы по возведению переправы были продолжены. 26 апреля «Удмуртская правда» сообщала: «Длина моста 285 метров. На днях закончена оковка ледорезов и устоев моста. Фермы и настил будут установлены летом». Одновременно у моста на берегу строилась дамба-насыпь длиной в 4 км.

Однако стройка затем пошла не по плану. 10 августа 1937 года корреспондент «Удмуртской правды» И. Новоселов с тревогой пишет в газете: «Строительство моста должно было быть закончено к 12 сентября. Но есть угроза, что к этому времени мост готов не будет, так как строится он чрезвычайно медленно. Строительство осуществляется частично за счет трудового участия населения Глазовского, Карсовайского, Понинского районов. Однако только один Понинский район выполняет свои обязательства. Глазов и Карсовай дали меньше половины полагающейся рабочей силы. На строительстве нет постоянных бригад. Вместо 75 человек работают лишь 18. Районы не дают автомашин для вывозки железа из Ижевска, так необходимого сейчас для строительства».

Три недели спустя Совнарком Удмуртской АССР, обсудив 1 сентября работы на Глазовской переправе, тоже делает печальный вывод: «Несмотря на большое значение строящегося моста, Ошосдор (т.е. Отдел шоссейных дорог) работу ведет неудовлетворительно, в результате этого мост к 15 сентября с.г. не будет готов. Райисполкомы, особенно председатель Глазовского райисполкома, не помогали этому строительству рабочей силой».

В итоге Совнарком строго обязал «под личную ответственность пред. исполкомов обеспечить строительство моста постоянной пешей и конной рабочей силой». Руководителей районов строго предупредили, что они при невыполнении ими плана по трудучастию будут привлечены к ответственности. В 1937-м такая угроза вполне могла завершиться арестом.

Отделу шоссейных дорог Наркомата внутренних дел было предложено установить контроль за выделением рабочей силы и о каждом случае срыва сообщать Совнаркому. Кроме того, Ошосдор был обязан изыскать дополнительно 44 тыс. руб. недостающих средств, а само строительство закончить к 7 ноября 1937 года – к празднику Октябрьской революции. Также было предписано «привести в проезжее состояние дорогу от дер. Солдыр до дамбы Глазовского моста».


ПРАЗДНИК В ГЛАЗОВЕ

Но даже такое строгое постановление Совнаркома не сильно ускорило работы на Чепецком перевозе. Спустя полгода, 18 февраля 1938 года, Президиум Глазовского райисполкома был вынужден указать заведующему Дорстройотделом Васильеву на затяжку строительства моста.

И только 27 марта строительство моста наконец-то было завершено. Вместо запланированного года работ на возведение переправы ушло два. Но, как гласит народная мудрость, лучше поздно, чем никогда.

«Удмуртская правда» сообщала: «Правительственной комиссией 4 апреля было проведено испытание и сдача моста в эксплуатацию. При испытании мост показал отличные качества: каждый пролет длиною 31,5 м выдержал нагрузку в 40 тонн. За один день через новый мост проехало около 800 подвод.

За хорошую работу по строительству и заготовке материала республиканский отдел шоссейных дорог премировал дорожный отдел Понинского района грузовой автомашиной. 16 стахановцев-плотников и весь инженерно-технический персонал строительства получили денежные премии».

В тот же день на берегу Чепцы прошел митинг, посвященный долгожданному для Глазова событию – открытию прочного круглогодичного автогужевого моста. Перед ним была сооружена ажурная арка из досок с портретами Сталина и других советских вождей. На арке установили таблички с надписью: «Мост через реку Чепцу длиной 284 мт.» и предупреждением: «По мосту езда шагом».

Сохранились фотографии, запечатлевшие торжественный митинг 4 апреля и руководство города и района, снявшееся на память на фоне арки и моста. Тогда был отпечатан большой фотоколлаж с портретами инженерно-технических работников и плотников-стахановцев, чьими руками и знаниями была построена эта переправа.

Руководство Глазова и района на открытии нового моста через Чепцу, 4 апреля 1938 г.

КРАСА И ГОРДОСТЬ ГОРОДА

Возведенный из бревен и досок новый высокий крытый мост с пешеходными дорожками сразу становится в Глазове любимым местом для отдыха, встреч и свиданий. Он был построен не на месте современного железобетонного моста, а немного восточнее, где сейчас улица Толстого упирается в площадь Свободы. Рядом с мостом располагался городской сад и возвышался Преображенский собор.

Во время весеннего ледохода на мосту собирались толпы горожан, чтобы полюбоваться льдинами, плывущими по Чепце. Летом в солнечный день люди шли по нему за реку, чтобы искупаться и позагорать на берегу и под соснами на Вшивой горке. Утром пастухи гнали домашний скот по гулкому настилу моста на пастбище на заливных лугах, а вечером вели буренок и саврасок в город обратно.

Глазовчане любуются разливом Чепцы, 1939 г., Национальный музей УР

Глазовский мост находился под круглосуточной охраной. Перед въездом на него стояла будка часового. Проезжать на лошадях по мосту можно было только шагом. И не зря. Постепенно от нагрузок и времени переправа начала ходить ходуном. Глазовская детвора даже любила качаться на мосту, настолько он порою бывал шаткий.

2 октября 1947 года газета «Ленинский путь» с иронией писала: «Разговор о глазовском мосте через Чепцу идет давно. Составляются разные сметы на его ремонт, рассматриваются они в различных инстанциях, бракуются, снова составляются, снова разбираются. А мост не ремонтируется и грозит обвалом. Начальник районного дорожного отдела тов. Логинов только суетится, а районные и городские организации в вывозке нужного материала ему не помогают».


КРУШЕНИЕ

Зимой 1949 года глазовский мост был все-таки отремонтирован. Но мостовые опоры с быками-ледоломами укрепить как следует не успели. И очень скоро это обстоятельство сыграло свою роковую роль.

В апреле Чепца, переполнившись талыми водами, поднялась в берегах. Ледовый панцирь на разлившейся реке треснул и начался весенний ледоход. В течение нескольких дней льдины, наползая на мощные, окованные листами железа, ледоломы, с треском раскалывались на части и проплывали под мостом. Основная масса льда на Чепце уже успела пройти, когда внезапно произошла катастрофа.

По рассказам старожилов, беда случилась примерно в середине апреля, под вечер. Как всегда, в это время на лугах, что на правом берегу, и на мосту было много гуляющих парочек и отдыхающих, наблюдавших за ледоходом. Ниже по течению вода была чистой, а выше моста, сдерживаемые ледоломами, теснились большие льдины.

И вдруг из поворота на реке появилась льдина – одна, но огромная, почти во всю ширину реки. И тогда милиционер попросил всех зевак немедленно покинуть мост. Кто-то побежал в город, а другие в панике кинулись на противоположный берег.

Раздался страшный грохот и крики людей. Под сокрушительным напором льдины-гиганта ледолом в центре моста не выдержал. Одну из шести бревенчатых опор и два пролета мощным ударом сорвало с места, и они неторопливо рухнули в воду. На глазах горожан обломки моста медленно уносило по реке. Их пытались поймать возле винного завода, подбирались к ним с веревками и баграми, но ничего не вышло. Остатки переправы смогли зацепиться и остановиться только в Яру.

Мост в Глазове, разрушенный половодьем на Чепце, 1949 г., фото С. Лыскова
Ледорез на опоре разрушенного моста через Чепцу, 1949 год, фото С. Лыскова


ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ

Посреди моста зиял огромный провал. Никто из людей при ударе льдины не пострадал. Но на другом берегу на лугах остались сотни глазовчан. Все они были одеты довольно легко, по-весеннему – в пиджаках, кофточках, жакетках. Апрель коварен, и к вечеру ударил мороз до минус 15-ти.

Продрогших людей начали срочно переправлять в Глазов на лодках, мимо плывущих льдин, при свете факелов. В первую очередь перевозили женщин и детей. А молодые парни, ежась от холода, остались терпеливо дожидаться своей очереди. На их счастье, на том берегу после недавнего ремонта моста лежали бревна и щепки. Из них, чтобы обогреться, молодежь разожгла костры, пылавшие всю ночь. Последних застрявших за мостом глазовчан смогли переправить в город лишь к 7 часам утра.

Вскоре после крушения руины Глазовского моста, простоявшего на Чепце 11 лет, были разобраны. Восстанавливать его не имело смысла. В течение многих лет, когда в летние месяцы в реке спадала вода, с берега было хорошо видно торчащие из воды на целый метр десятки бревен-свай от старого моста.

Той же весной на реке установили временную понтонную переправу. Затем, как в 1930-годы, над Чепцой протянули стальной трос и пустили в ход небольшой паром на круглых металлических понтонах. Зимой реку переходили и переезжали просто по льду. А летом на Чепце снова ставили дорогостоящие деревянные мосты-времянки.

Наведение временного понтонного моста через Чепцу в 1949 году, фото С. Лыскова

Так продолжалось больше 10 лет. И только в мае 1960 года в Глазове на реке будет открыт новый, большой и прочный железобетонный мост. Он и по сей день, уже более 60 лет, продолжает верно служить людям, городу и району.


Глеб КОЧИН

Еще больше статей об истории Глазова читайте здесь: https://glazovlife.ru/?cat=58


95



Похожие записи: