Вновь по Глазовскому следу…

    

На Дальнем Востоке находится село Глазовка, связанное своей историей с нашим городом и нашим краем

Екатерина Николаевна Шиляева, учитель истории и краеведения школы № 11, и ее ученица Анна Белоглазова прочли статью Т. Мезенцевой «Глазовский след» от 26.08.2021 г., которая нашла отклик среди читателей. Вдвоем они провели уникальную исследовательскую работу «Глазовский след: из истории переселенческой политики России». Исследователи поделились своей историей. Вот что они выяснили.


С ЧЕПЕЦКОГО БЕРЕГА НА БЕРЕГ УССУРИ

На Дальнем Востоке находится село Глазовка, связанное своей историей с нашим городом и нашим краем. В Глазовке проживает семья моей сестры по фамилии Шибченко (сестры Е.Н. Шиляевой. – Примеч. ред.), род которых идёт от первых переселенцев. Крестьянин из Полтавской губернии Шибченко Андроник Ильич со своей семьей заселился в Глазовку в 1900 году.

Село Глазовка уютно расположилось на правом берегу реки Уссури, в 28 км от города Лесозаводска Приморского края. Здесь расположены уникальные месторождения подземных вод, в том числе минеральных, известные далеко за пределами края, радующие глаз пейзажи. Предки нынешних глазовцев (так называют себя жители села) знали, где селиться.

Заселение этой местности началось в 1899 году выходцами из Балезинской волости Глазовского уезда Вятской губернии. Сначала село назвали Глазово, в честь нашего города, но затем прижилось название Глазовка. Крестьяне Глазовского уезда Балезинской волости Калинины, Кропотины, Столбовы и Чураковы, явившиеся основателями и первыми жителями Глазовки, прибыли сюда сухопутным путём. Следующие переселенцы прибыли на пароходе «Нижний Новгород».

По информации из краеведческой книги «Глазовка и Тараща. Очерки Лутковской волости», 4 семьи прибыли в следующем составе:

1. Калинин Ермолай, 54 лет, его жена Мария, 51 года, 13 детей и внуков.

2. Столбов Филипп, 34 лет, его жена Екатерина, 36 лет, шестеро детей.

3. Кропотин Прокопий, 40 лет, выходец из села Суруд, его жена Ксения, 40 лет, четверо детей.

4. Чураков Иван, 48 лет, выходец из села Лагуново, его жена Агафья, 42 лет, четверо детей.

Сейчас места, откуда прибыли первые засельщики приморского села Глазовка, находятся в Балезинском районе Удмуртии, но сёла Лагуново и Суруд, входившие в советское время в Наговицынский сельский совет, больше не существуют. А в 1990 году деревня Наговицыно снята с учета населенных пунктов.

Братья Калинины, 1899 г.


СТАРОЖИЛЫ-СТОДЕСЯТИННИКИ

Когда едешь по федеральной трассе Хабаровск – Владивосток, видишь, как за окном мелькают знакомые названия сёл, деревень и посёлков – Кировский, Невское, Оренбургское, Курское, Владимировка, Глазовка…

Так называли населённые пункты в память о своих родных местах переселенцы из европейской части России.

В середине XIX века, после присоединения земель по Амуру и в Приморье, Россия получила огромный и почти безлюдный край, отделённый от мест проживания основной массы населения сотнями, тысячами вёрст сибирской тайги и бездорожья. Но всего за полвека властям удалось решить вопрос заселения Дальнего Востока, предоставляя землю, помощь и льготы переселенцам.
Переселенцы конца XIX – начала XX века в большинстве своём были неграмотными крестьянами, поэтому мемуаров о дальневосточной одиссее они не оставили. Лишь в наши дни историки и этнографы смогли записать отдельные воспоминания детей дореволюционных переселенцев.

В 1882 году в Уссурийский край морем прибыли первые крестьяне Черниговской губернии, а в 1883 году Приморская область встретила пароходы с семьями, решившими навсегда обосноваться здесь. Сначала новосёлов перевозили за государственный счёт, снабжали от казны пособием на продовольствие, инвентарём. Называли их казённокоштными. Однако поток желающих переселиться быстро возрастал, и с 1886 года перевозить крестьян за государственный счёт перестали. Тем не менее число желающих заселиться на новые земли продолжало увеличиваться, и в край стали прибывать так называемые своекоштные крестьяне, то есть переселявшиеся на собственные средства. Все крестьяне, выбравшие для жительства Глазовку, были своекоштными переселенцами.

Переселившиеся в Уссурийский край до 1 января 1901 года крестьяне получили по 100 десятин земли семейного надела – их называли старожилами-стодесятинниками. Позднее практика наделения землёй дальневосточных переселенцев изменилась в связи с увеличением их притока.

Андроник Ильич Шибченко, его жена Прасковья Сидоровна с детьми, 1898 г.

ЗА ЛУЧШЕЙ ДОЛЕЙ

Что подвигало крестьян к переселению на дальневосточные земли? Конечно же, малоземелье. Вот и ехали они из западных губерний за лучшей долей и с надеждой на благосостояние, которого не имели на родине. Чаще переселялись организованными партиями, сформированными на родине. В 1898 году сухопутные переселенцы прибывали во Владивосток в октябре и ноябре, проделав весь путь через Сибирь за 4–6 месяцев.

Смертность при переселениях морем была выше, чем по суше. В среднем за год на пароходах из каждой 1000 переселенцев умирали более 100 человек, в отдельные годы до 140. Хоронили умерших в пути либо в море, либо на христианских кладбищах тех портовых городов, где пополнялись запасы еды, воды и угля.

Власти старались организовать переселение таким образом, чтобы крестьяне к новому месту жительства прибывали в середине весны или летом. Два главных дела переселенец должен был успеть сделать до наступления заморозков: подготовить пашню и построить временное жилище.

В Приморской области была создана переселенческая администрация, которая контролировала процесс заселения и принимала меры для скорейшего укоренения новосёлов: для дешёвой покупки земледельческих орудий в Приморской области были открыты переселенческие склады, товары отпускались с рассрочкой платежа.

Для приобретения лошадей администрация области закупала заблаговременно табуны, ведь при большом притоке переселенцев значительно поднимались цены. Лошади отпускались желающим переселенцам с зачётом выдаваемой им ссуды. Открывались лавки, торговавшие с небольшим процентом предметами первой необходимости. Ссуда переселенцам в Приморской области выдавалась на семью от 150 до 200 рублей. Скот, инвентарь и сельскохозяйственные принадлежности новосёлы приобретали постепенно в Имане и Никольске-Уссурийском.

Село Глазовка в наши дни

Екатерина ШИЛЯЕВА, Анна БЕЛОГЛАЗОВА
Продолжение следует


Еще больше статей об истории Глазова читайте здесь: https://glazovlife.ru/?cat=58

208



Похожие записи: