По булыжной мостовой…

    

Из истории благоустройства улиц города Глазова в ХХ веке

Год назад, весной 2021 года, в Глазове началась масштабная реконструкция исторической части улицы Кирова (бывшей Вятской). 19 апреля она была перекрыта для автомобилей, а 26-го здесь стартовали земляные работы.

На участке улицы, выходившем на площадь Свободы, экскаватор начал взламывать дорожное полотно на проезжей части. И здесь строителей ожидал нежданный сюрприз. Из-под слоя асфальта, раздробленного и сдвинутого в сторону ковшом экскаватора, вдруг показалась брусчатка, сложенная из грубо отесанного серого камня. Это была старинная мостовая, про которую большая часть горожан успела давным-давно позабыть.

Среди жителей Глазова тут же пошли разговоры, что той брусчатке, скорее всего, почти 100 лет, а то и больше. Одни говорили, что улицу замостили камнем еще при царе-батюшке. Другие же, более осведомленные в истории города, считали, что эта древняя брусчатка была уложена в далекие 1920-е годы.

Но не правы были и те, и другие. На самом деле, каменная мостовая на улице Кирова появилась намного позднее – в послевоенные годы, примерно 70 лет назад. Но саму непростую историю каменных мостовых Глазова, действительно, следует отсчитывать с более раннего времени – с начала ХХ века…

Начало работ по реконструкции улицы Кирова



ПЕРЕЙТИ НЕЛЬЗЯ

С самых давних времен город на Чепце никак не мог похвастаться хорошим состоянием улиц и тротуаров. В 1858 году учитель уездного училища Владимир Шестаков в газете «Вятские губернские ведомости» писал: «Местонахождение Глазова было совершенно ровное и большею частью низменное, отчего весной и осенью он делается грязным». При этом улицы города оставались без мостовых и посыпались только галькой и щебнем: «Для пешеходов устроены тротуары, которые, как и вообще в уездных городах, вдвое уже тротуаров губернских городов, так что вдвоем едва можно пройти».

В 1886 году неизвестный автор, скрывшийся за псевдонимом «Е.», публикует в журнале «Северный вестник» посвященную Глазову большую статью «Из медвежьего угла». В ней о санитарном состоянии города «Е» отзывался так: «На улицах грязь такая же, как и во всякой вотяцкой деревне, а вода в реке до того загрязнена навозом, полосканием белья и всякими отбросами, что постоянно в ней какая-то муть и какие-то разноцветные крупинки, точно одним ведром целый полк солдат рот выполоскал».

По словам автора, частенько при встрече глазовцы оказывались на разных сторонах улицы, которую «по случаю грязи перейти нельзя». И тогда горожане бывали вынуждены вести разговор на расстоянии, перекрикиваясь во все горло с тротуаров через всю улицу.

В конце XIX века рядом с городом была проложена Пермско-Котласская железная дорога. Но, как свидетельствуют архивные документы, и в 1904 году, по причине недостатка средств, мощеных дорог в Глазове не было совсем, кроме подъезда к железнодорожному вокзалу.



«ВСЕ ТРОТУАРЫ ИЗНОСИЛИСЬ…»

После бурных событий Гражданской войны все тротуары города износились окончательно, а канавы пришли в негодность. В 1920-е годы из-за ухабов «даже в сухую летнюю погоду нельзя было проехать по городу быстрее шага». А в осеннюю и весеннюю распутицу на главных улицах Глазова, не говоря уже о боковых улочках, царила несусветная грязь буквально по колено.

Средств на поддержание улиц в порядке остро не хватало. Единственными источниками дохода для городского бюджета служили квартирная плата с жителей Глазова и электростанция. Поэтому в марте 1924 года на благоустройство населенного пункта было выделено всего 50 рублей. А в апреле на «содержание в чистоте площади» потратили лишь… 9 рублей.

В 1925 году по смете на все городское благоустройство было отпущено 500 рублей, а все расходы урезаны до невозможности. Тогда горсовет попытался вернуться к старой дореволюционной практике дорожной повинности, обязав домовладельцев Глазова под угрозой штрафа привести в порядок дороги, тротуары и канавы, прилегающие к их дворам.

Однако в эпоху победившего пролетариата горожане упорно не желали подчиняться местным властям и заниматься за свой счет очисткой сточных канав и ремонтом тротуаров. Логика глазовчан была простой: «Мы и так горсовету немалую квартплату платим. Пусть там крутятся сами!»



ГРАНИТ ИЛИ ИЗВЕСТНЯК?

Тогда городской совет решает приступить к более радикальным способам благо-
устройства. 6 мая 1927 года в Глазове проходит первое техническое совещание по вопросу мощения улиц. Были рассмотрены три образца камня для мостовой – уральский гранит, известняк с полей соседней деревни Богатырка и булыжник из деревни Озерки Пудемской волости.

После долгих споров городской совет решил было остановиться на местном дешевом известняке. Однако спустя несколько дней все же было решено, что более долговечная мостовая из уральского гранита в будущем за 30 лет обойдется городу куда дешевле, чем рыхлый непрочный известняк. И тогда горсовет постановил замостить уральским гранитом улицы Вятскую, Революции, Сибирскую и часть Первомайской.

Но эти работы долго еще не могли начаться – то денег на камень нет, то дожди пошли. «Благодаря ненастной погоде получилось удорожание дорожных работ против сметы на 1200 рублей (подвозка песка)». Ввиду избыточного числа дорожных рабочих случилось много простоев, так как не успевали подвезти песок. В итоге к августу 1928-го с большим трудом удалось замостить только одну улицу Революции.

Однако выяснилось, что такая мостовая обходится чересчур дорого для маленького
городка – целых 20 рублей за квадратную сажень. Поэтому в дальнейшем было решено улицы камнем не мостить, а «шоссировать» регулярной насыпкой на дорожное полотно щебня и гальки. Но такой способ благоустройства помогал мало.

Фрагмент гранитной брусчатки



МОСТОВЫЕ 1940-х ГОДОВ

Спустя 8 лет была предпринята новая попытка привести городские улицы в порядок. 17 июля 1936 года при Глазовском горсовете состоялось междуведомственное совещание всех заинтересованных торгующих и хозяйственных организаций города. Было решено собрать с них средства на «строительство и устройство подъездного пути к станции железной дороги и мостовых» в Глазове. На эту благую цель с баланса только одного Союзхлопкосбыта списали 2 500 рублей, а в Кондитерсбыте была израсходована 1 000 рублей.

Но улицы Глазова были тогда замощены не камнями, а более дешевыми деревянными плашками. О состоянии торцевых мостовых в конце 1940-х годов сохранились вспоминания Ильи Когана – одного из молодых специалистов, приехавших тогда в город работать на новой ТЭЦ: «Вам по рояльным клавишам шагать не приходилось? А по тротуарам деревянным? Это почти одно и то же. Старые доски уходят из-под ног, ибо от гвоздей остались одни воспоминания, и вы должны быть готовы к любым неожиданностям. А торцевая мостовая — не знаете, что это такое? Представьте себе: вся улица вымощена деревянными чурбаками, установленными на торец, один к одному. Вроде бы неплохо, вот только дожди да лютые морозы сыграли злую шутку — одни чурбаки поднялись, другие провалились, третьи выпали как гнилые зубы».

Согласно фотографиям, сделанным в 1948-1952 годы жителем Глазова Сергеем Ивановичем Лысковым (1913-1998), после Великой Отечественной войны многие центральные улицы города по-прежнему оставались в довольно первобытном состоянии. В ненастье горожанину улицы Первомайскую, Калинина и Молодой Гвардии следовало пересекать не спеша, вдумчиво выбирая, куда же поставить ногу, тщательно обходя глубокие лужи и жидкую грязь. В противном случае торопыга рисковал измазаться до пояса, а то и оставить прочно завязший сапог в колее.

На улицах Глазова из года в год шел ремонт деревянных настилов и переходов над канавами для стока воды. Впрочем, по словам депутатов горсовета, тротуары на городских улицах все равно оставались в плохом состоянии и зарастали крапивой.

Глеб КОЧИН

Окончание читайте здесь:
https://glazovlife.ru/?p=45478

Еще больше статей об истории Глазова читайте здесь: https://glazovlife.ru/?cat=58

3



Похожие записи: