Песни из старого блокнота

Улица Молодой Гвардии, справа - здание раймага, 1949-1950 гг. , фото С. Лыскова    

Какие песни пели в Глазове в военную пору

Окончание, начало читайте здесь: https://glazovlife.ru/?p=44633.

В годы Великой Отечественной войны с мирными довоенными песнями порой происходили неожиданные метаморфозы. В окопах и землянках на старый мотив рождались новые варианты любимых народом песен, в которых сполна отразилось военное лихолетье. Таких песен-
переделок возникло тогда немало. Авторы многих из них, таких как «Синий платочек», известны, имена же других установить уже совершенно невозможно.

Вот песня на мелодию популярной песни «Спят курганы темные» из популярнейшего в те годы кинофильма о трудовых подвигах донецких шахтеров «Большая жизнь»:

Вечерами темными и ночами лунными
Под ветвистой липою в парке над рекой
С девушкой любимою, с песней задушевною
Шел с гитарой звонкою парень молодой.

Вот прошло сражение, ночью тою темною,
Золотою осенью в парке над рекой.
За страну Советскую, за советских девушек
Ранен был под Киевом парень молодой…

Не менее любимой всем народом перед войной была удалая песня из фильма-трилогии о Максиме – рабочем парне, герое революционной борьбы:

Кружится, вертится шар голубой.
Кружится, вертится над головой.
Кружится, вертится, хочет упасть.
Кавалер барышню хочет украсть.

Улица Революции, вдали — здание учительского института, 1948-1952 гг., фото С. Лыскова

А вот «Шар голубой» образца 1944 года:


Лесом, полями, дорогой прямой
Парень идет на побывку домой.
Ранили парня, ну что за беда,
Сердце играет и кровь молода.

«К свадьбе залечится рана твоя!» —
С шуткой его провожали друзья.
Песню поет он, довольный судьбой,
Кружится, вертится шар голубой.

Парень подходит, нигде никого.
Горькое горе встречает его.
Черные трубы над снегом торчат.
Черные птицы над ними кричат.

Горькое горе, жестокий удел.
Только скворечник один уцелел.
Только висит над колодцем бадья.
Где же деревня родная моя?

Свежий хрустит под ногами снежок.
Вьется и тает морозный денек.
Парень уходит, судьба решена.
Дума одна и дорога одна.

Глянет назад, в серебристой пыли
Только скворешня маячит вдали.
Выйдет на взгорок, посмотрит опять.
Только уже ничего не видать.

Дальше и дальше родные края.
Настенька, Настенька, песня моя.
Встретимся, нет ли, мы снова с тобой?
Кружится, вертится шар голубой.


И в наше время остается любимым народом рожденный в военные годы «Огонек» — песня о верной любви девушки к ушедшему на фронт солдату:


На позиции девушка провожала бойца.
Темной ночью простилися на ступеньках крыльца.
И когда за туманами видеть мог паренек –
На окошке на девичьем все горел огонек…


Но в те же годы возник и другой вариант «Огонька», отразивший темную сторону жизни — предательство и измену:


Не успел за туманами догореть огонек,
На пороге у девушки уж другой паренек —
С золотыми погонами, с папиросой в руках
И счастливой улыбкою на красивых губах.

Не прошло и полмесяца, парень шлет письмецо:
«Оторвало мне ножечку и побило лицо.
Если любишь по-прежнему и горит огонек,
Приезжай, забери меня в мой родной городок».

И подруга далекая парню пишет ответ:
«Я с другим уже встретилась, и любви больше нет.
Ковыляй потихонечку, про меня позабудь.
К счастью вырастет ножечка, проживешь как-нибудь».

Рано утром на зореньке, где горел огонек,
Из боев возвращается молодой паренек.
И лицо то же самое, и вся грудь в орденах.
Шел походкою твердою на обеих ногах.

Поздно вечером встретились на ступеньках крыльца.
«Дорогой ты мой миленький, ты прости же меня.
Написала по глупости, но люблю я тебя.
Дорогой ты мой миленький, я навеки твоя».

И ответил ей с гордостью молодой паренек,
Что давно уже кончено и погас огонек.
«Ты любовь настоящую променяла на ночь.
Ковыляй потихонечку, как-нибудь проживешь».

Двор на улице Революции, 1948-1952 гг., фото С. Лыскова

А вот запечатленная в песне живая и грустная фронтовая сценка:


Меж карпатскими горами,
Между двух высоких скал
Пробирался ночкой темной
Партизанский наш отряд.

Впереди идет повозка,
На повозке красный крест.
Из повозки крики:
«Скоро, скоро ли конец?»

«Погодите, потерпите», —
Отвечала им сестра,
А сама едва живая,
Вся измученная шла.

«Вот приедем мы на место,
Напою вас, накормлю,
Перевязки всем поправлю,
Домой письма напишу».

Вот один солдат диктует:
«Здравствуй, милая сестра.
Вы меня домой не ждите.
Скоро, скоро умру я».

Вот другой солдат диктует:
«Здравствуй, милая жена.
Я жив и легко ранен,
Скоро дома буду я».

«Советская земля окончательно очищена от немецко-фашистских захватчиков!» Плакат 1944 года

В сентябре 1944 года Красная Армия, тесня фашистские войска, вступила на землю Болгарии, восторженно встреченная ее народом. В то же время рождается песня «Под звёздами болгарскими», последняя в записной книжке глазовчан Порошиных. Песня о любви к родной земле, с таким трудом и кровью спасенной от вражеского порабощения.


…Много верст в походе пройдено
По земле и по воде.
Но советской нашей Родины
Не забыли мы нигде.

И под звёздами болгарскими
Вспоминаем неспроста
Ярославские, да Брянские,
Да Смоленские места.
Вспоминаем очи карие,
Тихий говор, звонкий смех.
Хороша страна Болгария,
А Россия лучше всех.


Все эти песни 1944 года, известные и позабытые, говорят нам о том, что никакие лишения, никакие тяготы, связанные с войной, не могли уничтожить высокий моральный дух населения Глазова.

И в тяжелейшие военные годы глазовчане, как все граждане Советского Союза, всегда оставались людьми. Это еще одно свидетельство того, что нравственная стойкость нашего народа, готовность переносить невзгоды и нести жертвы во имя Родины послужили нашей Победе в Великой Отечественной войне.


Глеб КОЧИН

4



Похожие записи: