Изобретения священника Дернова

Вознесенский храм-колокольня, Никольская церковь и Преображенский собор в Глазове, 1890-е годы    

Протоиерей Иоанн Васильевич Дернов запомнился не только как достойный пастырь своих прихожан и просветитель Глазовского края, но и как замечательный изобретатель-самоучка


ЖАТКА

Примерно в 1868 году священнику Дернову пришлось побывать на Песковском заводе. Там он увидел купленную в Вятке управляющим завода Штейнфельдом жатвенную машину иностранного производства. Эта жатка имела неисправность — «хлеб не жала, а только мяла». Осмотрев механизм, священник нашел причину поломки, машину тотчас же исправили, и она пошла в ход отлично.

По приезде домой отец Иоанн начал конструировать собственный вариант жатки. Немаловажной особенностью механизма было то, что батюшка задумал построить свою машину из самого доступного в лесном Вятском краю материала – дерева. Металлическим был только режущий нож. По мысли отца Иоанна, жатка по цене должна была оказаться относительно дешевой, не дороже 30 рублей, что сделало бы ее доступной для как можно большего числа крестьян.

С чертежами жатки и других механизмов священник обратился в Вятское губернское земское собрание, где попросил помощи для воплощения своих проектов в жизнь. Вятские земцы, выслушав мнение эксперта Тучемского, разрешили губернской управе выдать священнику 50 рублей на устройство проектируемых им машин. При этом губернское земское собрание поручило членам Глазовской управы «будущим же летом» испытать «на деле, в какой мере жатвенная машина о. Дернова соответствует назначению», и сообщить свое заключение вятскому земству.

С проектом нового изобретения отец Иоанн снова обратился в Вольное экономическое общество. На собрании II-го Отделения Общества, состоявшемся 18 марта 1869 года, его сотрудник Г. Черняев доложил, что «главная мысль о. Дернова упростить жатвенную машину и сделать ее доступною для крестьян совершенно не достигается». Основываясь только на неясном рисунке жатки, эксперт пришел к выводу о том, что этот механизм «сложнее всех других известных машин; она должна быть тяжела, так что одной лошади не по силам; притом же не всякий кузнец в состоянии ее сделать и стоимость ее едва ли будет доступна для крестьян».

Получив отрицательный отзыв из Петербурга, отец Иоанн тем не менее продолжил работу над своим изобретением, совершенствуя и переделывая конструкцию машины. В итоге жатка у священника «вышла совершенно своеобразная, новой, собственной своей конструкции».

Чертеж жатки конструкции священника Дернова


МАШИНА ЖНЕТ ХОРОШО

Летом 1869 года в Глазове прошли испытания нового механизма Дернова. В состав глазовской комиссии экспертов вошли председатель уездной земской управы Колотов, секретарь Горбунов и господин Чернядев. Брат изобретателя, тоже священник, принес (а не привез!) жатку на поле на своих плечах, а затем запрягся в нее. Это показывает, настолько легким по весу оказался усовершенствованный механизм отца Иоанна. Сам изобретатель собственноручно жал на своей машине. Глазовские эксперты пришли к такому выводу: «Машина жнет очень хорошо, но материалы очень плохи – одно дерево». На выданную губернской управой после испытаний награду в 50 рублей священник построил еще один вариант жатки – из более совершенных материалов.

После получения положительного отзыва из Глазова губернские земские деятели предложили отцу Иоанну «продать право изобретения машины за 1000 рублей» и «принять на себя должность губернского техника с перемещением его в Вятку священником к земской больничной церкви». Священнику, с согласия епископа Вятского, был также обещан сан протоиерея. Губернское земство собиралось за свой счет строить и распространять машины о. Дернова по всему Вятскому краю.

Однако верхпарзинский батюшка не решился на такой крутой поворот в своей жизни – все бросить и везти большую семью в губернский город. Кроме того, он не совсем доверял земцам, считая должность губернского техника «непрочною в виду возможной перемены в составе лиц земских деятелей». И священник предпочел ответить отказом.

Вместо этого отец Иоанн принял предложение знакомого управителя Песковского завода Штейнфельда составить с ним кампанию по постройке и распространению его изобретения. К сожалению, это дело закончилось ничем. Штейнфельд оказался плохим механиком и предпринимателем. Потратив на доводку жатки около двух лет, управитель внес от себя в конструкцию жатки большие изменения, и опытный образец оказался намного хуже оригинала. По словам священника о. Стефана Крекнина, «изобретатель огорчился, охладел к своей машине и бросил все это дело».


ВЕТРОЛЕТ И ВЕТРОХОД

Последними изобретениями верхпарзинского батюшки стали довольно смелые проекты «ветролета по летанию по воздуху» и «ветрохода для езды в экипаже по обыкновенным дорогам» при помощи «крыльев со впадинами в роде ложек». Однако в Вольном обществе, куда в очередной раз обратился отец Иоанн, снова был получен отрицательный ответ. Эксперт Г. Буров сообщил, что эти проекты священника нежизнеспособны и не представляют собой ничего принципиально нового. В частности, согласно расчетам эксперта, паровая машина, приводящая в движение ветролет, должна «будет весить не менее 500 пудов; заданный же аэростат поднимет не более 15 пуд».

После этого фиаско отец Иоанн окончательно оставил тернистый и полный разочарований путь изобретателя, полностью посвятив себя семье, служению в Парзинской церкви и обучению грамоте крестьянских детей. В духовной карьере ему удалось достичь больших высот.

Деревенская улица в Глазовском уезде, XIX век


ОХЛАДЕЛ К СВОИМ ИЗОБРЕТЕНИЯМ

О прежнем увлечении отца Иоанна напоминали только обломки жатки, валяющиеся у него на сеновале и бумажная посуда в бане и доме. Внучка протоиерея Лидия Селивановская, чье детство прошло в большой шумной семье деда, так вспоминала об его изобретениях:

«Он в формах своей конструкции делал посуду из бумаги, которая не билась, не горела и тоже была очень легка. В частности, к приезду архиерея сделал огромное блюдо для рыбы, метра два длиной. Архиерей был изумлен.

— Где это вы достали такое чудо?

— С Волги, Ваше Преосвященство, специально выписала, — отвечала хозяйка, думая, что он спрашивает про рыбу.

— Да нет, я про блюдо… Блюдо-то где вы такое достали?

— Сами сделали, Ваше Преосвященство.

А в бане стояли котлы, тоже сделанные из бумаги. В них кипятилась вода».

К изобретательству отец Иоанн так больше и не вернулся. Понинский священник Стефан Крекнин с грустью писал: «Протоиерей охладел к своим изобретениям. Между тем некоторые его изобретения, как верстометр с путеграфом и дешевая жатвенная машина могли бы принести русскому народу большую услугу, а может быть самому о. Дурнову дали бы известность».

Протоиерей Иоанн Дернов в 1890-е годы


НА ЗАКАТЕ ЖИЗНИ

Последние годы жизни отец Иоанн страдал от страшной болезни – рака пищевода. Окончательно подкосила его смерть любимого старшего сына Александра, служившего священником в селе Понино. После скоропостижной кончины сына отец Иоанн проживет всего год.

Чтобы заглушить жуткие боли хотя бы на время, протоиерей, всегда отличавшейся умеренностью в пище и трезвым образом жизни, был вынужден пить вино. В то время, кроме спиртных напитков, не существовало почти никаких обезболивающих средств. После смерти отца Иоанна в его комнате найдут много пустых бутылок.

Протоиерей тихо ушел из жизни 20 апреля 1899 года в присутствии членов семьи, успев проститься со всеми родными. Ему было всего 62 года. Отца Иоанна торжественно погребли в церковной ограде, на маленьком кладбище у стен собора, когда-то поднятого протоиереем из руин. В начале 1960-х годов Преображенский храм вместе с остатками церковного кладбища был снесен до основания.


Глеб КОЧИН


Еще больше статей об истории Глазова читайте здесь: https://glazovlife.ru/?cat=58

 vk        telegram  whatsapp  facebook



Похожие записи: