Время перемен

    

С каждым днем преображается наш родной город

ПЕШЕХОДНАЯ УЛИЦА

Совсем скоро улица Кирова откроется для автотранспорта. Но пока она открыта только для пешеходов, и есть в этом что-то особенное. Такое ощущение, будто время остановилось, несмотря на всеобщее оживление – трудятся рабочие, носится строительная техника, неспешно прогуливаются глазовчане, проезжают велосипедисты по первой и единственной велодорожке в нашем городе за всю его историю.

Пока на этом участке улицы Кирова не ходят машины, и кажется, что пешеходов здесь стало больше, чем до реконструкции. Возможно, это иллюзия, а может, так и есть. Со всего города идут сюда глазовчане, чтобы пройтись по обновленной мостовой, присесть на скамейки, которых тут сроду не бывало, разглядеть новые арт-объекты, снять селфи на их фоне и отправить друзьям и родственникам в другие города и страны. Кто-то высказывает недовольство, кто-то восхищается – сколько людей, столько мнений. Время всё расставит на свои места.


МЕСТО ОЩУЩЕНИЙ

Меня особенно радует сквер у музыкальной школы. Невольно вспоминается то время, когда я водила сюда свою дочь. Тогда в сквере росли сплошь вековые тополя и березы, многие из них были аварийными. Встречая ребенка после занятий, всегда с опаской поглядывала на огромный свалившийся тополиный сук, который застрял среди других ветвей, и переживала, чтобы он не обрушился на головы детей.

Кроме того, там всегда по вечерам было темно, осенью и зимой, несмотря на то, что это центр города. Освещение было только на крыльце школы, ну и свет из окон лился в темноту, порой здесь было жутковато ходить. Поэтому я всегда встречала дочь по вечерам, и мы срезали путь по годами протоптанной тропинке. Сейчас эта тропинка широко вымощена, здесь светло, красиво и безопасно. А мне спокойно и радостно за юных музыкантов, посещающих школу, и их родителей.

Вдобавок ко всему наконец обрела новую жизнь часть сквера со стороны улицы Короленко. Когда-то там располагался небольшой двухэтажный детский сад № 7, именно туда водили меня в детстве. Детсад просуществовал до 1978 года, его снесли, когда начали строить поликлинику на улице Кирова. Так, больше 40 лет это место пустовало. Когда этим летом шли строительные работы по благоустройству сквера, был вскрыт фундамент моего садика. Теперь на его месте стоит новая сцена и высажены яблоньки – аллея глазовских выпускников, а изумрудный газон приятно радует глаз на фоне пасмурных осенних видов.

Остатки фундамента детсада № 7, ул. Короленко

«СКВЕРНЫЕ» ИСТОРИИ

Больше всего во время реконструкции главной улицы города я переживала за деревья. Думала, по традиции старые ликвидируют и посадят новые, как было, к примеру, на площади Свободы. Новые, действительно, появились, но и ветеранов, к счастью, сохранили. И этот факт очень радует, ведь деревья – не картошка, им много времени нужно. Особенно рада за старые лиственницы в Скверах у памятника Павлику Морозову и у Краеведческого музея. И в большей степени за ту легендарную лиственницу, в которую несколько лет назад ударила молния, и верхняя часть её отвалилась. По поверьям удмуртов, лучшие музыкальные инструменты получаются именно из отмеченных молнией деревьев. Век простояло старое дерево – и еще постоит.


Забегая вперед, скажу как ученица школы № 6: Павлик Морозов должен вернуться на свое историческое место. Какой бы противоречивой ни была судьба пионера, тем не менее это наша история, история школы. Именно здесь мы проводили линейки, ухаживали за памятником, высаживали когда-то цветы. Его имя носила пионерская дружина школы № 6.


ДЕРЖИТЕСЬ, ПОДРУЖКИ

Однако повезло не всем деревьям. Две старые яблоньки на перекрестке улиц Кирова и Короленко по самый пояс закатали в землю, точно похоронили. Они стали частью оригинального арт-объекта «Таблица Менделеева». Зеленый холмистый ландшафт, безусловно, красив и выразителен, эффектно смотрится, но по душе ли он самим деревцам?


С этим вопросом я стала обращаться к компетентным в этой сфере людям. В первую очередь отправила фото учителю биологии Ольге Пепеляевой. Ее первая реакция была: «Бедняжка!».

Ольга Александровна очень подробно ответила на волнующий меня вопрос. Дело в том, что при повышении уровня участка взрослые деревья начинают усыхать. Происходит это из-за смены аэрации корней. Дерево не может быстро перестроиться, нарушается процесс поглощения воды корнями и доставка ее к кроне. Система питания нарушена.

Иногда даже 15 см засыпки любым грунтом вокруг ствола достаточно, чтобы живые деревья уже через год усохли. А в нашем случае стволы засыпали почти на метр. Теперь вершина кроны не получит полноценного питания от корней, эффект отсроченной гибели.

Игринский садовод Александр Корепанов сказал, что те растения, которые способны хорошо размножаться черенками, например, ива, будут только рады. Они получат дополнительную возможность для новых корней и нового поиска питания. Яблоня, пусть даже дикая, будет чувствовать удушье, произойдёт прение корневой шейки, дерево может погибнуть. По мнению садовода из Кезского района Петра Бутолина, яблоня-дикарка, как смородина, может распустить корни, но культурные плодовые деревья в таких случаях погибают.

Как бы там ни было, все это против ее биологии. На фотографии, сделанной в конце 1970-х годов, видно, что уже тогда, когда еще не была достроена поликлиника, эти яблони уже были взрослыми. Несмотря на свой почтенный возраст, каждый год весной они радуют глазовчан своим пышным цветением. А осенью и зимой, обильно обвешенные плодами, они становятся сытной кормушкой для зимующих птиц. Что теперь с ними будет? Время покажет, а пока держитесь, подружки.


Татьяна МЕЗЕНЦЕВА

 vk        telegram  whatsapp  facebook
Похожие записи: