Хмурая, но прекрасная

    

Осень Глазову к лицу и перемены тоже

Всем привет! Меня зовут Любовь. Мне неожиданно 40. Всем знакомо это чувство, когда внутри себя ощущаешь совсем не по паспорту. Долго убиваться на эту тему не стала, потому что не чувствую никакого заката. Солнце моей жизни ещё высоко. Живу с верой… в жизнь, в себя, мой город.

Хмурая осень, неприветливая нынче, дождливо-холодная, без хруста листьев под ногами. Скупа на ясное небо и солнышко, но прекрасная!

Гуляем по городу, любуемся, наслаждаемся осенним настроением, красотой кленового листа. Меняется город, становится краше. Мы все радовались новому скверу у музыкальной школы, мягкому свету фонариков на улице Кирова, чем-то напоминающему атмосферу московской Никольской улицы. Осень Глазову к лицу и перемены тоже.


Деревья – богатство города. Они дарят ему статус зеленого, уютного городка.

Сегодня невольно стала свидетелем обычной процедуры. Строителям надо убрать яблоню. Люди подневольные, надо – делают. Здесь место нового и красивого пространства, открытие которого мы так сильно ждем. Деревце не вписывается в него совсем. Не нужна яблоня больше. Радовала весной цветением, осенью золотым нарядом. Кем-то посаженная в прошлом, ныне она мешает иной жизни. Ее время вышло.

Мини-экскаватор, не спеша, рукой-ковшом привел приговор в исполнение. Да, это зрелище больше походило на казнь. Дерево не сопротивлялось, покорно повалилось набок. Только хруст ствола нарушил тишину момента.

Всегда очень болезненно реагирую на срубленные деревья. Чувствую боль и злость. Глазов меняется, становится краше в результате городского благоустройства. Это правда. Но срубленные деревья мне жалко до слез.

Мой двор детства. Он сейчас иной, но помню каждое дерево, стоявшее когда-то в нем. Акация, из нее делали свистульки. Кусты сирени, которые крышей закрывали небо, и мы играли в дочки-матери, ползали в поисках цветочка с пятью лепестками. Он счастье приносил и желание исполнял. Находили, загадывали и съедали. Березы у подъезда и сирень у песочницы. Она была белого цвета. Ее не стало, потому что на нее при рубке упала та самая береза, которая кому-то помешала, свет загораживал или еще чего.

Вместо яблоньки теперь две голые культи торчат из земли. У памятника Короленко стоит тополь. В детстве была уверена, что это могучий дуб, который тянет свои ветви ввысь, и где-то гуляет кот ученый. Сейчас нет зеленной кроны, а только пара тщедушных высохших веток торчат из ствола. Больно это видеть.

Понимаю, что ради безопасности спиливают аварийные деревья, и что все делается на благо. Спасибо. Вспоминается новость про срубленные ели у гостиницы. Первая реакция – волна гнева, которая накрыла в момент. Коллеги на мои эмоции тогда ответили, что все хорошо, вместо них уже высажены ели из питомника. Мы с сыном пошли убедиться. И правда, стояли юные, пушистые красавицы голубых кровей вместо больных, привычных, родных старушек…


Все меняется. Былое уходит, открывая дверь новому. Процесс обновления – часто путь боли и потерь. Это жизнь, до чего сложная диалектика бытия.

Любовь ДУБЯГО

 vk        telegram  whatsapp  facebook
Похожие записи: