Над вечным покоем

кладбища города Глазова

Старинные надгробия Свято-Духовского кладбища города Глазова

НАДГРОБИЯ ДРЕВНИХ ЭПОХ

Сложно сказать, когда и где впервые возникла традиция устанавливать надгробные памятники. Известно, что еще много тысячелетий назад люди стремились увековечить память об умерших. Уже тогда человек думал о чувстве долга, памяти и любви к ушедшим из жизни родным. Древние люди считали, что без надгробия усопшему не обрести покоя, а его душа будет обречена на вечное скитание. Тогда же появились и могильники – подобия кладбищ, которые обустраивали в отдалении от жилищ и поселений.

На Руси после принятия христианства возникла традиция устанавливать на могилах надгробия в форме или с рисунком креста. Знатных людей погребали под надгробными плитами и в каменных гробницах в храмах и усыпальницах. Над местом же погребения небогатого человека ставили простой деревянный крест.

В начале XIX века надгробия становятся формой особой ритуальной культуры. Надгробные памятники царившей тогда викторианской эпохи были призваны напоминать людям о скором конце быстротекущей жизни и неизбежности смерти, при этом отражая внутренний мир покойного и его минувшую жизнь.

Могилы титулованных и обеспеченных особ теперь украшали фигуры плакальщиц и ангелов, траурные венки, перевязанные лентами, медальоны в стиле античной древности. Места захоронений обретают государственный статус кладбищ и превращаются в мемориальные парки с неповторимой архитектурой.

Именно таким тихим и красивым местом скорби и вечного покоя, напоминавшим горожанам о бренности человеческого бытия, и стало в XIX веке Свято-Духовское кладбище уездного города Глазова. Здесь, рядом с белокаменным кладбищенским храмом, под сенью деревьев, упокоились в земле почтенные купцы и священники, служивые и чиновники, ремесленный рабочий люд и крестьяне-удмурты окрестных деревень.

К началу XXI века от старого городского погоста в Глазове не осталось почти ничего. Лишь десяток чудом сохранившихся старинных надгробных камней, сильно пострадавших от времени и небрежения людского, еще напоминают нам о тех, кто нашел под ними вечный покой.

Свято-Духовская церковь г. Глазова, начало ХХ века

ПОГОСТ СЕЛА ГЛАЗОВСКОГО

Первые достоверные свидетельства о месте последнего упокоения жителей Глазова следует отнести к XVIII веку. В 1746 году известный в Чепецком краю христианский миссионер священник Федор Ившин основал в большой удмуртской деревне Глазовской православный приход. В 1748 году здесь была сооружена временная часовня, и деревня стала селом.

В то время село Глазово занимало почти всю территорию современной площади Свободы. На ее восточной стороне, в районе улицы Первомайской, в давние времена находился обширный деревенский погост. На краю этого кладбища, недалеко от реки Чепцы, на средства новокрещеных удмуртов в 1750 году была построена деревянная Вознесенская церковь «весьма скромных размеров». Рядом с ней стояла высокая колокольня, увенчанная шатровой крышей. В 1819 году старая церковь была разобрана «за ветхостью». Материалы от нее разрешили употребить для обжига кирпича. Сейчас на месте Вознесенского храма находится здание городской налоговой инспекции.

По рассказам старожилов, в 1950-е годы при прокладке водопровода на улице Первомайской и устройстве полотна дороги на улице Набережной в сторону Левобережья ковш экскаватора внезапно вскрыл в земле человеческие захоронения в гробах.

Много лет спустя, летом 2008 года, во время работ по прокладке кабелей связи возле дома № 2 на ул. Первомайской, рядом с тем местом, где когда-то стоял Вознесенский храм, рабочие снова наткнулись в траншее на несколько человеческих костей и череп. Археологи из музея-заповедника «Иднакар» срочно произвели здесь раскопки и нашли остатки гробов с останками людей. В глинистой почве кости сохранились достаточно хорошо, но были мягкими и легко крошились в руках. Это старинное захоронение археологи датировали приблизительно концом XVII – началом XVIII века.

ОТПЕВАТЬ И ПОГРЕБАТЬ, НЕ ЗАВОЗЯ В ГОРОД…

В 1780 году село Глазово по указу императрицы Екатерины II становится уездным городом Вятской губернии. Тогда же, согласно градостроительному плану 1784 года, глазовский погост было решено вывести за черту города – «расстоянием от жилья, как узаконено».

В конце XVIII века для нового городского кладбища было отведено место в одной версте от города, на западной окраине Глазова (сейчас – улица Ленина). С этого времени горожанам приходилось сначала отпевать покойников в храмах на Соборной площади, а затем везти гробы на новый погост.

Прибывший в 1796 году новый городничий Петр Чайковский, будущий дед великого композитора, до своего назначения в Глазов много лет служил лекарем в армии, а затем городским врачом в Кунгуре, Вятке и Слободском. Поэтому он вскоре обратил внимание на то, что в Глазов «из окружных деревень привозятся к церквам во многом числе умершие покойники». При этом нерадивые священники и сторожа часто оставляли гробы с телами в усыпальнице при церкви до тех пор, пока не «произойдет от оного смрад, от чего произойти могут и смертоносные болезни градским жителям».

После неоднократных внушений городничий в мае 1800 года строго предписал Глазовскому духовному правлению покойников из окрестных деревень везти сразу на кладбище за городом, там «отпевать и погребать, не завозя в город к церквам».

Панорама города Глазова начала XIX века, слева — Вознесенская церковь. Художник Татьяна Дедова

ХРАМ НА ПОГОСТЕ

В 1836 году прихожане Глазовского собора подали в Вятскую Духовную Консисторию прошение, в котором «единогласно» просили дозволения «построить особую на отведенном гражданском кладбище каменную церковь».

Организатором строительства кладбищенского храма стал Иван Волков – богатый глазовский купец, выходец из семьи крестьян-удмуртов. Церковь возводилась по проекту архитектора Воткинского завода Александра Шабунина. Стройка продолжалась больше семи лет усилиями и на средства купцов Волковых, а также «тщанием и иждивением прихожан», и была закончена в 1848 году.

Кладбищенский храм был освящен во имя Сошествия Святого Духа на Апостолов. Согласно ведомостям 1860 года, эта небольшая церковь была «зданием каменная, с таковой же колокольней, крепка», «утварью достаточна». Престолов в ней было два: «в холодном храме во имя Сошествия Св. Духа на Апостолов, в приделе теплом во имя Покрова Пресвятыя Богородицы». И хотя официально кладбищенская церковь являлась Свято-Духовской, в народе она носила имя Покровской. Рядом с храмом и кладбищем возникла Покровская слобода – деревня из сорока дворов на окраине города.

В Свято-Духовской церкви отпевали умерших, а также проводили богослужения и требы для городских и деревенских жителей, живущих по соседству с храмом. Церковь являлась приписной к Глазовскому Преображенскому собору, поэтому духовенства ей было по штату не положено.

Служба в кладбищенской церкви проходила только в определенные дни. Но по усопшим священники служили каждый день. Отпевали их обычно не в храме, а на улице у самой могилы. Как вспоминала глазовчанка Елизавета Николаевна Поздеева, бывавшая там ребенком в 1920-е годы, при входе в Свято-Духовской храм «роспись была: мертвые из гроба встают. Так страшно. Там редко службы проходили. Туда только Покровка как приход относилась. Там только отпевали. Слышишь бум-бум-бум, значит кто-то умер…»

Глеб КОЧИН

Продолжение читайте здесь: https://glazovlife.ru/?p=20565

Еще больше статей об истории Глазова читайте здесь: https://glazovlife.ru/?cat=58

Похожие записи: