Детство в песочнице

История одной фотографии

Все мы с улыбкой вспоминаем, как в детстве играли в песочнице. Мы могли часами копаться в песке, пересыпая его, строя замки, тоннели и, конечно, классические куличики. Времена меняются, но неизменными остаются песочницы…

ПОЧЕМУ МУХОМОР?

Перед вами старая фотография 1971 года: девять малышей копошатся в песочнице под деревянным мухомором. Думаю, вы уже мысленно раскрасили черно-белую картинку: ярко-красная шляпка с белоснежными кружками, песок… и дети в неярких одеждах.

Интересно, почему именно мухоморы были (и остаются до сих пор) непременным атрибутом песочницы? Почему не подберезовик, например? Не припомню таких. Гриб, без сомнения, хороший и вкусный, однако представьте, как смотрелась бы массивная коричневая шляпка? Пожалуй, не очень привлекательно ни для детей, ни для взрослых.

На самом деле, форма грибка очень практична для песочницы – она защищает от солнца и осадков. И раз уж выбрали форму гриба, то почему бы не раскрасить его поярче? Тем более сама природа подсказала, что на роль яркой декорации подходит именно мухомор, эффектность которого не затмит ни один другой гриб: ни лисичка, ни опёнок, ни, тем более, какая-то там сыроежка. Кроме того, расписать такую песочницу не стоило труда, справится любой человек, взявший в руки кисть.

ГДЕ ЭТА УЛИЦА, ГДЕ ЭТОТ ДОМ?..

Единственный ребенок на фотографии, чье лицо видно, — это я, маленькая Таня, мне здесь 3 года. Я помню шапку, которая на мне надета: пуховая белая вязаная с розовым орнаментом. Маленьким девочкам во все времена нравилось розовое, вот только этого цвета было немного в моем детстве, поощрялись скромность и единообразие. Не то что сейчас – яркое расцвеченное детство наших современных малышей. Каждый интересный момент их жизни родители стараются запечатлеть на телефон, который всегда под рукой.

Моих детских фотографий совсем немного. В те времена фотоаппарат мало кто имел, люди обычно ходили в фотоателье. У меня даже нет выпускной детсадовской фотографии, так как в то время, когда наша группа снималась на память, я была на юге, в Крыму. Мои бабушка с дедушкой решили перед школой укрепить мое здоровье на Черноморском побережье. Они решили не брать групповую фотографию, поскольку меня там нет.

В результате память о садике осталась только в голове и на этой фотографии. Наш садик, кажется № 10, располагался в сквере у музыкальной школы – само двухэтажное здание находилось на улице Короленко, а часть участков выходила на улицу Кирова, на обеих улицах возле садика были автобусные остановки. Наша группа была на втором, деревянном этаже, а спальня – на первом, кирпичном.

МОЙ ДЯДЯ САМЫХ ЧЕСТНЫХ ПРАВИЛ…

Как же у меня появилась эта фотография? В один из приездов моего дяди в родительский дом мы отправились в Дом быта, где находился прокат самых различных вещей, кажется, за детской коляской для его маленькой дочери (точно не ручаюсь, боюсь накладок детской памяти). Так вот там находился стенд с фотографиями. На одной из них дядя узнал меня. Воровато оглянувшись, он вырвал фото со стенда, которое были прибито на два крохотных гвоздика. Соглашусь, поступок явно предосудительный, мне было страшно – вдруг нас поймают? К счастью, все обошлось, никаких свидетелей. Однако благодаря его выходке теперь это единственная фотография частички моего детского сада, больше нигде его фотографий я не встречала.

ВОСПОМИНАНИЯ ПО ФОТО

Малыши дружно копошатся в уютной песочнице, похоже, только девочки, каждая сама по себе, но все увлечены своим делом. Видно, что участок во внутреннем дворе огражден совсем невысоким заборчиком.

Трудно определить время года. С одной стороны, все одеты в пальтишки и теплые шапочки, на ногах сапожки и ботиночки. С другой – совершенно очевидно, что на деревьях давно распустились листья: еще не расцветший густой вьюн тянется к сирени. Похоже, был очень холодный май.

На заднем плане виден скворечник, приколоченный почему-то слишком низко. Скворцов я не помню, зато хорошо помню огромное количество ворон. Наш садик с двух сторон был окружен высоченными (уже тогда) тополями, которые были унизаны вороньими гнездами. Иногда птицы погибали и падали на землю, и мы с любопытством разглядывали их тела, мальчишки пугали нас зловеще шевелящимися роганами, а мы, девчонки, с визгом разбегались.

ДОБРЫЙ КОНЮХ

Еще одно приятное воспоминание о детском саде связано с нашим конюхом Гурьянычем, одетым вечно в плащ, как у почтальона Печкина. Служил он при детском саде вместе со своей гнедой лошадкой. На запряженной в телегу помощнице привозил он в сад продукты. Эту пару обожали все дети. Точно не уверена, но, кажется, лошадка жила в сарае во дворе детского сада.
После обеда мы отправлялись из группы на тихий час в спальню на первом этаже. Путь пролегал через кухню, где в это время за каким-то одиноким столом обедал Гурьяныч. Мы, детвора, радостно приветствовали его, и всё его лицо растекалось в добродушной и счастливой улыбке…

Детский сад давно снесли, и это место до сих пор пустует, лишь немногочисленные сирени, когда-то разделявшие участки, напоминают о его существовании. Возможно, скоро здесь разобьют сквер, и это место станет одним из самых любимых зеленых островков для глазовчан.

ГЛАЗОВСКИЙ ЭДЕМ

Еще один островок детства – гостиница «Глазов», куда мы с моими одноклассниками отправлялись после уроков. Дело в том, в вестибюле гостиницы располагался небольшой зверинец, в котором содержались волнистые попугайчики и белочки, кажется, были хомячки, черепаха и аквариумные рыбки. Возможно, были и другие питомцы, но мне хорошо запомнились голосистые попугайчики (их было много) и неутомимые белочки, вращающиеся в колесе.

Я не помню ни лиц, ни, тем более, имён этих добрых и милых женщин, сотрудниц гостиницы, но хочется хотя бы сейчас поблагодарить их за то, что всегда пускали нас в этот мини-зоопарк, где наши души заходились от радости и восторга. Были ли в Глазове еще подобные места, не знаю, но этот Эдем моего детства не забуду никогда.

Вот так всё моё детство прошло практически на одной улице – улице Кирова: дом, детский сад № 10 и школа № 6.

Татьяна МЕЗЕНЦЕВА