Трудовой народ, строй свой воздушный флот!

В марте 1925 года в город Глазов прилетел первый самолёт

В наше дни, в эпоху космических ракет и воздушных лайнеров, трудно представить себе, что вся история авиации насчитывает немногим более ста лет.

ПУБЛИЧНЫЕ ПОЛЁТЫ

Мечта человека взлететь в небо, подобно птице, с давних пор жила и в России. Бурное развитие авиации в стране началось в конце 1909 г., когда император Николай II повелел опубликовать в газетах обращение, в котором призывал народ жертвовать на создание военного воздушного флота. Для сбора средств был организован специальный Комитет по усилению воздушного флота. Охотнее всех несли свои копейки и рубли на постройку аэропланов крестьяне, школьники и духовенство. Особо щедрым дарителям общество выдавало нарядный золотой нагрудный значок, а остальным — недорогой жетон на цепочке для ношения на пуговице с изображением самолета и двуглавого орла.

К началу Первой мировой войны Россия уже обладала самым крупным флотом воздушных судов в мире (и купленных за границей, и построенных своими силами дома). На всю Россию гремели славные имена первых русских авиаторов — Ефимова и Уточкина. Отважные летчики переезжали из города в город, устраивая публичные полеты на своих хрупких и ненадежных аппаратах под аплодисменты и крики восторженной толпы.

ВОЗДУШНАЯ АГИТАЦИЯ

Но маленький уездный городок Глазов тогда был еще очень далек от авиации. Только из газет или со слов немногих очевидцев горожане могли что-то услышать о неведомых аэропланах. Лишь весной 1919 г., когда вокруг Глазова шли тяжелые бои красных войск с дивизиями адмирала Колчака, многим глазовцам удалось увидеть пролетевшие над городом крылатые машины.

19 мая 1919 г., накануне нового наступления белогвардейцев, в небе над Глазовом закружились самолеты армии Колчака. С аэропланов на улицы города сыпались сотни листовок. Подбирая их с земли, горожане читали грозное предупреждение: «Кто уйдет с красными – их семьи будут уничтожены!» Другие листовки призывали население рвать в тылу красных войск телефонные и телеграфные провода, прятать хлеб и лошадей.

Жителю Глазова Николаю Лобовикову запомнилось содержание одной из листовок — пародии на приказ руководителя Красной Армии Льва Троцкого: «Волею кронштадских хулиганов и матросов достиг я высшей власти» и т.д., а в конце говорилось: «А потому я приказываю по-прежнему убивать, грабить» и т.д. В конце стояла подпись: «Народный комиссар по военным и морским делам Лейба Троцкий-Бронштейн».

Попутно с листовками, как сообщала газета «Красный набат», один из самолетов сбросил на город две бомбы. К счастью, они не разорвались.

Возможность увидеть таинственные аэропланы вблизи и даже прокатиться на них представится жителям Глазова лишь спустя несколько лет после окончания Гражданской войны.


ВСТУПАЙТЕ В ОДВФ!

1920-е годы были очень трудным временем для российской авиации. К тому времени все уцелевшие самолеты морально устарели и были изношены до предела. Почти никто за рубежом не признавал республику Советов, стране приходилось рассчитывать только на собственные силы. Средств на авиацию катастрофически не хватало. И тогда большевики вспомнили об успешном опыте дореволюционного Комитета по усилению воздушного флота.

В начале марта 1923 г. в Москве было создано Общество друзей воздушного флота (ОДВФ). Был брошен клич: «Трудовой народ, строй Воздушный флот!», с восторгом встреченный молодежью, рвавшейся к знаниям и мечтавшей о светлом будущем. Всего за два года численность членов ОДВФ достигла двух миллионов человек. Членам общества, как и в царской России, выдавались красивые и яркие эмалевые значки из бронзы.

Знак Особого комитета по усилению военно-воздушного флота России. Санкт-Петербург, 1912–1917 гг.
Значок члена ОДВФ, 1923 г.



Одной из самых эффективных форм пропаганды стали демонстрационные полеты аэропланов над городами и селами, сопровождавшиеся митингами с призывами к местному населению вступать в члены ОДВФ.

По всей стране возникали аэроклубы, авиашколы, уголки авиапропаганды, воздушно-спортивные и авиамодельные кружки. Издавался журнал «Самолет», проводились слеты и съезды. И самое главное − шел сбор средств на постройку и закупку новых самолётов. Всего было собрано свыше 4,5 млн рублей золотом, на которые построили до 120 военных и гражданских самолётов, десятки аэродромов и посадочных площадок.

ДОЛГОЖДАННЫЙ ГОСТЬ

Уже 26 сентября 1923 г. в Глазове было организовано свое ОДВФ. В феврале 1925 г., в преддверии праздника Красной Армии, глазовская газета «Красный пахарь» писала: «ОДВФ пропагандирует мирное хозяйственное и культурное применение авиации, но оно не вправе забывать и не забывает о грозящей нам опасности и с земли, и с моря, и с наиболее открытых позиций пролетарской революции − с воздуха. Этим объясняется участие ОДВФ в укреплении воздушной обороны СССР − создание нескольких боевых эскадрилий и другая помощь нашему воздушному флоту».

Утром 15 марта 1925 г. по Глазову разнеслась новость: «Сегодня в город из Вятки прилетает агитсамолет!»

Тот день выдался ясным, солнечным и теплым. Для встречи гостя была отобрана специальная пятерка, которая пораньше выехала на аэродром, подготовленный на поле за городом. Вслед за ними на окраину потянулись компании горожан.

Очевидец вспоминал: «Час пятнадцать минут. Вдали показывается темное пятно, быстро продвигающееся к городу. Через несколько минут становится ясно, что это летит агитсамолет, давно ожидаемый глазовцами. Три костра на поле, расположенные треугольником, живо разгораются, указывая путь, где должен снизиться аэроплан».

Другой участник, рабочий Солоницин, описывал прилет самолета так: «Поваливший густой дым от сигнальных костров дал знать, что приближающуюся машину уже заметили. Начинаем пытливо осматривать горизонт и после небольшого напряжения на западе различаем темное пятно, которое очень быстро начинает увеличиваться и через 1-2 минуты приобретает форму аэроплана. Восторженные клики присутствующих заглушают шум пропеллера. Долгожданный гость, описав красивый круг над городом, снижается и останавливается невдалеке от собравшейся многочисленной толпы встречающих».

СМЯТЕНИЕ И ПЕРЕПОЛОХ

Невиданное зрелище вызвало в Глазове большое смятение и переполох. Спустя несколько дней газета «Красный пахарь» поместила на своей странице шутливую карикатуру, отобразившую реакцию глазовчан на прилет аэроплана. Толпа, сломя голову, мчится вслед за крылатой машиной. Бегут люди, скачут лошади. Раздаются крики: «Летит, летит! Куда, леший, прёшь! Дай дорогу! Дядинька, меня задавишь! Ай, ребеночка потеряла! Черти, глаз оглоблей вышибли!»


СЧАСТЛИВЧИКИ

Несколько милиционеров и красноармейцев, охранявших порядок, были не в состоянии удержать напор тысячной толпы, которая, прорвав цепь, стремительно бросилась к машине и окружила ее плотным кольцом. Сразу же последовал короткий митинг. Газета сообщала: «Первым выступает прибывший с агитсамолетом тов. Силин, приветствующий собравшихся от имени О.Д.В.Ф. Р.С.Ф.С.Р. В своем кратком приветствии он указал на задачи О.Д.В.Ф. и призывал вступать в члены такового. Речь его была покрыта громким «ура» собравшихся. После его приветствия выступили представители Укома и Упрофбюро».

После митинга были отобраны счастливцы, которым предстоял пробный полет на аэроплане. В первую партию попали четверо − трое крестьян и рабочий Солоницин, который оставил восторженное описание этого полета:

«Наступает минута посадки. Мы внутри самолета. Усаживаемся на мягкие кожаные кресла. Летный персонал нас заботливо прикрепляет особыми ремнями к нашим сиденьям. Мы готовы к полету. Машина загудела. Легкое покачивание с боку на бок, поворот, и машина, после небольшого разбега, легко поднимается в воздух, забирая все выше и выше. Необыкновенно приятное и легкое чувство охватывает меня. Оглядываюсь на своих спутников и обращаю внимание на их тревожно вытянутые лица и неестественно выпрямленные, как бы готовые к прыжку фигуры, но в глазах их уже чувствуется доверие к несущей их стальной птице. Пролетаем над городом, который сверху кажется чрезвычайно маленьким с игрушечными домиками и снующими по улицам карликами-людьми. Все видимое на земле выделяется особенно ярко и красиво. В кабине спокойно, не трясет, не качает и почти не слышно стука мотора. Прошло несколько минут и мы, сделав полный круг над городом, начинаем спускаться на землю, пролетев за это время расстояние в 8-10 верст. Спуск совершен благополучно. Мы снова на земле».

Затем летчики прокатили над городом еще четырех человек. После второго полета агитсамолет поднялся в воздух и полетел по направлению к Перми, где его также ожидала торжественная встреча.

ЛЕТАТЬ НЕ СТРАШНО

По словам известного глазовского краеведа Михаила Буни, «когда в небе совсем растаяла удаляющаяся точка, сливаясь с весенней синевой дали, завороженная толпа еще долго не двигалась с места. Люди напряженно всматривались в небо в надежде увидеть хотя бы след исчезнувшего видения…»

Разумеется, впечатлений и воспоминаний о прилете крылатого гостя хватило глазовцам надолго. Газета «Красный пахарь» посвятила агитсамолету несколько корреспонденций. В одной из них крестьянин Яков Плехов, совершивший полет над городом, делился впечатлениями от пережитого:

«Мне 61 год. Полетать на аэроплане пришлось в первый раз. Если бы не советская власть, то мне не удалось бы, как птице, подняться кверху и оттуда посмотреть на землю. Летать не страшно, так что мне очень понравилось. Теперь я с удовольствием помогу воздушному флоту, чем только могу».

Другой крестьянин, Тимофей Веретенников, отозвался так: «Летать нисколько не боязно. Во время полета чувствуешь себя спокойно, никаких толчков не чувствуется. При царском строе наверное бы полетать не пришлось, так как я вотяк, а вотяку тогда сказали бы − куда лезешь?..»

ОДВФ – АВИАХИМ – ОСОАВИАХИМ

Но что за самолет прилетал в Глазов в марте 1925 года? Им мог быть только самолет «Комета II», построенный немецкой авиастроительной фирмой «Дорнье». Это был полностью металлический моноплан с верхним расположением крыльев и низко расположенными шасси. Самолет был рассчитан на перевозку 4 пассажиров в закрытой кабине. Летчик и механик сидели в открытой кабине у передней кромки крыла. «Дорнье Комета II» являлся одним из самых популярных типов пассажирских самолетов того времени. Известно, что несколько «Комет» в 1920-е годы летали на внутренних маршрутах Советского Союза.

Самолет «Дорнье Комета II»


С тех пор авиация прочно вошла в историю города Глазова. Спустя два месяца ОДВФ было переименовано в Авиахим, который в 1927 году вошел в общесоюзный Союз обществ содействия обороне и авиационно-химическому строительству (Осоавиахим).

В Глазове успешно работало местное отделение Осоавиахима. Известно, что с 1933 до 1935 года глазовское отделение общества располагалось в здании закрытой Георгиевской церкви на Красной площади. Там молодежь города и района с увлечением обу-
чалась военному делу, изучала парашюты и материальную часть самолета. Занятия вел инструктор парашютного дела Одинцов. Для прыжков с парашютом курсанты выезжали в Ижевск и Воткинск.

ПЕРВЫЙ ПРЫЖОК

Вскоре стоявший на городской площади Свободы Вознесенский храм-колокольня, занятый под пожарную каланчу, был перестроен под 28-метровую парашютную вышку. Как сообщалось в глазовской газете «Ленин сюрес», вышка начала работать в День авиации 18 августа 1935 года. После проведения торжественного митинга первый прыжок с бывшего храма совершил инструктор по парашютному делу Салтыков. По словам местного журналиста, в этот день сразу 30 человек спустились с вышки с парашютом.

Прыгали с колокольни не только спортсмены, но и все желающие. Но вышкой Вознесенская колокольня прослужила недолго. Спустя всего год, под предлогом «добычи стройматериалов», в которых была тогда большая нужда, храм вместе с еще двумя церквями Глазова был снесен до основания.

Вознесенская церковь, переделанная под парашютную вышку, 1935 год

ГЛАЗОВСКИЕ ЛЁТЧИКИ

Около 30 летчиков были подготовлены на курсах глазовского клуба Осоавиахима. Двое из них − Александр Пряженников и Аркадий Логинов − в годы Великой Отечественной войны удостоились высокого звания Героя Советского Союза.

На южной окраине города был устроен аэродром, представлявший собой ровную площадку, огражденную невысоким заборчиком. На нем приземлялись легкие самолеты Ан-2, доставлявшие почту, грузы и немногочисленных пассажиров. Теперь район бывшего аэродрома застроен частными домами и промышленными предприятиями. Но в память о том, что Южный поселок когда-то принимал самолеты, эту часть города по-прежнему так и называют – Аэродром.

Глазовские парашютисты, 17 августа 1971 года

МЕЧТА О НЕБЕ…

Существовала еще одна отдельная площадка у городского кладбища по Ярскому тракту, в сторону Сыги, предназначенная для самолетов, привозивших медикаменты. Еще в 1970-80-е годы на том поле тренировались команды парашютистов из Глазова и Ижевска, занимавшихся по линии ДОСААФ − преемника Осоавиахима.

И в наши дни мечта о небе не оставляет многих глазовчан. Более полутора десятка лет в городе существовало немногочисленое общество парапланеристов, поднимающихся в воздух на параплане − спортивном парашюте, некоем подобии купола-крыла. До недавнего времени со склона горы Солдырь, подхваченные ветром, на ярко окрашенных куполах взлетали в небо наследники глазовских крестьян и горожан, с восторгом бежавших вслед за агитсамолетом в тот памятный холодный мартовский день 1925 года.

Глеб Кочин, научный сотрудник Краеведческого музея